У нас вы можете скачать книгу Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922 - 1926). Этика и тактика в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

На основании большого доку. РусскийНа этом диске представлена подробная информация. Дмитрий Дель Год издания: Дмитрий Дель Время звучания: Crochet Holiday Door HangersАвтор: JPGКнига на английском языке от известного и популярного и. Делу время, потехе часАвтор: Если вы хотите скачивать книги, журналы и аудиокниги бесплатно, без рекламы и без смс, оставлять комментарии и отзывы, учавствовать в различных интересных мероприятиях, получать скидки в книжных магазинах и многое другое, то Вам необходимо зарегистрироваться в нашей Электронной Библиотеке.

К сожалению, в нашей Бесплатной Библиотеке пока нет отзывов о Книге Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние — Помогите нам и другим читателям окунуться в сюжет Книги и узнать Ваше мнение. Подневные газетные отчеты о ходе процесса, печатавшиеся в центральной прессе, являются своеобразным источником, поскольку, во-первых, тексты отчетов представляли собой слегка аннотированную повестку очередного дня заседания суда в формате, близком к краткой протокольной записи, а, во-вторых, при всей внешней беспристрастности, они, безусловно, тенденциозны, поскольку не отражали само существо событий на процессе.

Эти материалы были опубликованы по черновикам, переданным подсудимыми из тюрьмы, очевидно, через их родственников Кроме того, на протяжении нескольких месяцев, начиная с марта г.

Приговор Верховного Революционного трибунала. Речи защитников и обвиняемых. Опубликованные здесь тексты не вполне идентичны зафиксированным в стенограмме , поскольку в ходе выступлений обвиняемые иногда отступали от подготовленного текста. Войтинского , автор которой сознательно пошел на включение в текст ряда ключевых документов предпроцессной и процессной стадий, исходивших от эмигрантских организаций, подборки обращений западных деятелей, профсоюзов, политических партий и общественных объединений в поддержку обвиняемых.

Отдельные и небольшие фрагменты стенограмм процесса были приведены в публикации документов, подготовленной В. Владимировой в г. Лишь в г, в Амстердаме вышел подготовленный голландским исследователем Марком Янсеном документальный сборник о партии социалистов-революционеров в - середине х гг. Часть из полутора сотен документов отразила деятельность подпольных и заграничных эсеровских организаций накануне и в период процесса г. Особое значение имеет переписка обвиняемых, в т.

МЛнсен ввел в научный оборот и такой источник, как стенографические записи процесса за несколько первых дней, переправленные за рубеж и хранившиеся в архиве ПСР Перечень публикаций последнего времени пополнился вышедшим в г.

Ерофеевым включен комплекс материалов, посвященный процессу г. Позиция лидеров ПСР представлена. В приложении к сборнику составитель ввел в научный оборот девять документов партийного и чекистского руководства гг. В основной части книги были опубликованы документы гг. И хотя подавляющая часть документов вошла в сборник, в составлении и комментировании, которого принимал участие и автор, ряд документов из Д.

Это прежде всего документы, освещающие ряд сюжетгж тюремного противостояния в гг. В работе широко использованы и документы, освещающие деятельность эсеровской эмиграции по развертыванию антибольшевистской протестной кампании в Европе и хранящиеся ныне в Государственном архиве РФ68, Международном институте социальных исследований69 и в фонде. Р Коллекция документов о Московском процессе эсеров г. Moscow trial of the PSR, Letters, minutes, photographs, reports.

Кроме того, документы эсеровской эмиграции позволили проанализировать участие меньшевиков в данной кампании и конфликтную ситуацию В. Отметим наличие и значение документов, присланных в ЗД ПСР из России и освещавших положение политзаключенных в советских лагерях и тюрьмах среди документов и заявления политзаключенных, боровшихся за.

Николаевского , которые наряду с подобными же документами, обнаруженными нами в фонде Н ЦА ФСБ РФ, позволили проанализировать реальные социально-бытовые условия тюремного содержания политзаключенных в гг. Этой же задаче способствовали и использованные для целей данного исследования письма и заявления политзаключенных и ссыльных эсеров в Политический Красный Крест ГАРФ, Ф.

Ключевое значение для установления обстоятельств ареста в феврале г. Socialists in the Soviet prisons. Сталину, из которых видно, что все они были подвергнуты пыткам и планировались для выведения на состоявшийся вскоре. Судьбу свидетеля защиты В. Шестакова и отчасти Ю. Подбельского, проходившего с ним в г. Шестакова, а также из интервью, данного ею автору данного исследования Много интересных подробностей с о жизни Д. Донского в парабельской ссылке и его идейной эволюции удалось почерпнуть из беседы с его сыном, родившимся в г.

В ходе нашего исследования удалось познакомиться с внучкой члена ЦК ПСР и секретаря его бюро в гг. Рихтера и вместе с ней разобрать его архив, который его жена прятала с момента его ареста в г. Из ряда материалов этого архива наиболее интересная его часть, включая ряд протоколов заседаний ЦК ПСР и тюремные письма В.

Рихтера стала основой подготовленного нами в соавторстве сборника документов76 выяснилось, что В. Рихтер, ушедший в подполье в марте г.

Совершенно особое, ключевое значение для данного исследования имеет уникальный по составу и информационной ценности представленных в нем источников хранящийся в ЦА ФСБ РФ фонд Н, большая часть документов которого в научный оборот вводится впервые. Сюда же были включены приобщенные к следственным документам материалы о деятельности ПСР в гг.

Современный вид фонд получил в конце г. Тогда же были скопированы и переплетены стенограммы процесса и некоторые другие материалы. В конце х гг. Общий следственный фонд", при этом было изменено и название и номер фонда, данное ему в г.

Новое название и номер фонда. Сборник документов и материалов из личного архива В. Основной корпус документов этого фонда формировался с начала г. В свою очередь, делопроизводством последнего было сформировано еще несколько томов из следственных материалов. Сюда же следует отнести и подневные стенограммы процесса. По завершении последнего в феврале г. ПП процессу правых с.

Так, некоторые тома, состоявшие из протоколов допросов следствия ГПУ и Верхтриба, оказались разрознены или утрачены. История реформирования фонда в г.

Так, в справке, подписанной Дело это было сдано несколько лет тому назад в архив в виде груды не сшитых бумаг, большая часть которых была втиснута в мешки. Среди куч бумаг, относящихся к делу ЦК ПСР и процессу, находилось много материалов, никакого отношения к этому делу не имеющие, как-то: Москве в г.

Причем, первые 2 основные тома, ввиду их не розыска, восстановлены в копиях. Весь материал разбит на 4, а именно: Так, некоторое время спустя Кольчугиным судя по почерку было от руки вписано в опись еще два тома.

Таким же образом Том 1. От руки же было написано - Всего 92 тома. Как видно из справки, подписанной 17 июля г. Следует отметить, что данные дополнения в фонд не нашли своего отражения в описи , в которую неизвестной рукой было вписано на нижнем поле следующее "Т. Кем и когда сделана эта запись, также как и следующая запись на обороте листа - неизвестно.

Но позже два дела из данного фонда были выделены, как это видно из справки от 26 июня г. И хотя больше никаких записей в описи фонда нет, но его пополнение продолжалось. Любопытно, что следующим - томом стали - не найденные в г. Пополнился третьей частью и Том 1 в опись также не внесен.

Хотя официально в описи фонда значится только томов, на самом деле их больше, но точное их количество и номенклатура за пределами описи неизвестны. Представляется, что они были обнаружены позже и присоединены к фонду, но в опись не внесены.

На данный момент нам известны следующие тома: Структура фонда была определена ведомственными архивистами в г.

Как выше отмечалось, позже к ним стали добавлять найденные дела, и логика при последующем добавления дел по понятным причинам не соблюдалась.

Впрочем, необходимо отметить, что порой логика делопроизводителя и логика историка-архивиста приходят в некоторый конфликт при включении ряда родственных дел в разные части фонда. Так, например, в двух частях фонда - "Следственное производство часть 1-ая " Т. Литературные материалы - брошюры; Т. Документы ПСР программно-тактического характера; Т. Список источников и литературы. При сверке названий томов в описи и названий на обложках самих томов было установлено, что опись, собственно говоря, и составлялась переносом названий с обложек.

Впрочем, в ряде случаев помимо разницы в единственном и множественном числах и путаницы с падежами выявлены и более серьезные разночтения. Так, например, в описи Т. Или, скажем, в описи последний на тот момент й том значился как "Разный материал", а на обложке дела у него был очень важный для историка подзаголовок - "Описи материалов ПСР с по год".

Значение составленной тогда же данной описи очевидно, так как она потенциально позволяет не только подокументно проверить наличие или отсутствие тех или иных материалов в фонде в данное время, но и позволяет увидеть, сколько и каких документов по истории ПСР с по г. Дело, в том, что в начале г. Для историка эсеровской партии эти документы просто бесценны, при знакомстве даже с малой их частью возникает ощущение, что мы не знаем подлинной истории Гражданской войны, утратили понимание ее трагизма и переломности для судеб страны.

Среди документов партийного происхождения, содержащихся в целом ряд томов, обращает на себя особое внимание Том 17 - "Документы ПСР ппогпаммно-тактического хаоактетэа". Данный том ппелставляет собой своего. Только описи дела составляют 9 листов.

Документы подобраны по 34 вопросам. Кроме материалов по программе ПСР Л. Кроме этого в томе имелись "агитационные листки общего характера Л. Верхтриба, резолюции и петиции различных организаций и лиц как с осуждением организаторов процесса, так и с осуждением самих эсеров и т.

Стенограммы процесса, хранящиеся в фонде Н, представляют собой два блока. В первый вошли машинописные копии под копирку стенограмм, которые велись в г. Данный блок оригинальных материалов г.

Курскому, в которой освещается конфликт между судом и русскими защитниками Выписки сделаны были из подневных стенограмм от июня г.

К выпискам приложено сопроводительное письмо от 2 августа г. К этому же блоку относится отдельный том под названием "Поправки и вставки к стенограммам судебных заседаний по делу партии социалистов. Тимофеева от 29 июня, посчитавшего, что стенограмма путано передает его мысль о возможности вооруженной борьбы с большевистской властью и давшего приемлемый для себя вариант Второй блок - это копии стенограмм, сделанные в г.

Каждый из 14 томов стенограмм процесса пронумерован: Книга 1, Книга 2 и т. Золотым тиснением на обложке выбито "Стенограмма судебного процесса по делу ЦК. Обращает на себя внимание, что оглавление каждой книги, подписанной ст.

Насколько они отличаются от полного варианта, судить трудно, не имея всего комплекта оригинальных стенограмм г. Кроме того, чтение стенограмм г. Однако в стенограммах г. Протоколы представляют собой краткий выдержанный в объективистском тоне рассказ о данном дне заседаний и занимают, как правило, несколько страниц. Впрочем, их составители иногда ограничивались и половиной страницы. Оценивая проблему подлинности и достоверности различных документов Фонда Н, отметим следующее.

Подлинность и аутентичность всех тех многочисленных и различных по своему происхождению документов фонда, с которыми удалось ознакомиться, сомнений не вызывает. Некоторые сомнения вызывают разве лишь несколько листовок и документов антисемитско-черносотенного характера, которые чекисты приписывали пятигорским и.

Степень же достоверности документов во многом зависит от их характера. Нельзя не принимать во внимание, что ряд документов несет на себе неизгладимый отпечаток острого противостояния - как вооруженного во время гражданской войны, так и политического после нее. В первую очередь, это имеет отношение к газетной публицистике и прокламациям , но не только. Крайне осторожного к себе отношения требуют все протоколы допросов а в фонде имеются также протоколы допросов ряда эсеров за гг.

В первом случае нередки следы влияния следователя Я. Подобное обстоятельство следует иметь в виду и при анализе большинства текстов стенограмм.

С одной стороны, явно бросается в глаза, что у Семенова и Коноплевой и еще у ряда подсудимых 2-й группы , как остроумно пошутил М. Гендельман, память по ходу процесса все время улучшалась и они вспоминали все новые и новые подробности, в том числе, и такие, которые совершенно меняли смысл сказанного ими на предварительном следствии или написанного Семеновым в его брошюре. Подсудимые 1-й группы неоднократно ловили их и некоторых других обвиняемых 2-й группы на противоречиях и нестыковках.

С другой стороны, нет оснований безоговорочно принимать то, что говорили подсудимые 1-й группы. В данном контексте принципиально важно, что они рассматривали процесс прежде всего не как восстановление исторической истины, а как продолжение политической борьбы в специфических судебных условиях. От исследователя при работе с документами предварительного следствия, со стенограммами процесса, да и другими группами документов, требуются эрудиция, знание эмпирического материала времен революции и гражданской войны, равно как и истории самой эсеровской партии, поскольку историк зачастую имеет дело с замысловатыми переплетениями фигур умолчания и разных полуправд со стороны всех участников процесса , а также откровенными фальсификациями со стороны обвинения, подсудимых 2-й группы и свидетелей обвинения.

Подсудимые 1 -й группы на процессе активно и порой не без успеха противостояли мифам, которые насаждала власть, оперируя не только своими свидетельствами, но и документами, приобщения которых к делу они требовали, и выступлениями свидетелей защиты, и ловлей на лжи и фальсификациях следствия и подсудимых 2-й группы. Вне всякого сомнения, результаты этого разоблачения большевистского мифа, запечатленные в стенограммах процесса, в совокупности с ценнейшими документами эсеровского партийного архива, захваченного чекистами и приобщенными к этому же фонду вместе со следственными материалами ГПУ и Верхтриба, представляют ценнейший комплексный исторический источник.

Степень достоверности документов партийного эсеровского архива, как и большинства рапортов , докладов, сводок и прочих документов ГПУ и различных комиссий, созданных для обслуживания процесса, зависит от целого ряда факторов.

Что касается их тюремных писем к родственникам, то следует иметь в виду, что они проходили цензуру ГПУ, и это накладывало отпечаток на содержание посланий. Впрочем, существовала и другая крайность в переписке с волей, о которой вспоминала Е. Олицкая применительно к Соловкам - заключенные, пытаясь подбодрить своих родственников, могли сознательно приукрашивать свое бытие". Одна из основных задач, решавшихся в процессе формирования и аналитической разработки источниковой базы, состояла в адекватном отражении в документах биполярности самой предметной области -противостояния и борьбы большевиков и ПСР.

В данном контексте автор стремился достичь оптимального баланса в представительстве в проведенном. Значение введения в научный оборот стенограмм процесса трудно переоценить. Здесь представлены документы делопроизводств как ЦК РКП б , так и Заграничной Делегации ПСР, пропагандистские материалы и большевистской машины и контрпропаганда социалистов, информационное освещение технологии репрессий в документах Верхтриба и ГПУ-ОГПУ и практика борьбы и сопротивления осужденных в документах, исходящих непосредственно от них.

Имевшаяся ранее и выявленная в процессе исследования документальная база позволяет выполнить многоплановую и разноуровневую реконструкцию основных событий, связанных с противоборством двух политических мировоззрений накануне, в процессный и послепроцессный периоды.

С привлечением значительного по объему эмпирического материала впервые исследованы такие аспекты темы, как механизм принятия и реализации большевистским руководством стратегических и тактических решений по дискредитации лидеров ПСР и партии в целом, технология осуществления комплекса мероприятий ГПУ по охране и агентурно-оперативному обеспечению процесса и тюремной изоляции осужденных, формы и методы противостояния лидеров ПСР и власти в гг.

Новизна работы также состоит в том, что ключевые события рассмотрены в контексте субкультуры и традиций российского революционера. Судебный процесс социалистов-революционеров г. И речь идет не только о событиях г. Само отмеченное противостояние имело глубокие корни, и его рассмотрение немыслимо вне контекста взаимоотношений социал-демократов и эсеров, без учета разной природы и доктринальных различий этих идейно-политических течений. Процесс стал частью широкомасштабной кампании, начало которой было положено накануне и сразу после захвата большевиками власти в октябре г.

Первая заключалась в устранении эсеров с политического поля как опаснейшего конкурента. Борьба на этом направлении велась социал-демократами еще в е гг. Начиная с захвата власти большевиками две эти задачи на практике решались большевиками почти всегда одновременно по крайней мере, в первые годы , и это важно подчеркнуть потому, что многие десятилетия вопрос о причинах гибели оппозиционных партий в том числе ПСР трактовался в советской литературе однозначно - как результат, с одной стороны, "идейного банкротства" в глазах трудящихся, с другой - разочарования рядовых членов этих партий в их программе и тактике.

Значение репрессивных мер большевиков в гибели ПСР или РСДРП не отрицалось, но и не воспринималось с необходимой степенью серьезности, хотя их приоритетность в решении властью задачи уничтожения политической оппозиции для нас сомнений не вызывает.

Ныне есть множество данных о том, что к углублению идейного кризиса и усилению фракционной борьбы внутри партии было приложено немало совместных усилий партийных и чекистских органов. Кроме того, как представляется, в прежней исследовательской традиции смешивались разные явления.

Действительно, в г. ПСР была формально единой, но внутри нее шла острая борьба различных фракций, закончившаяся отколом от нее левых эсеров и созданием отдельной ПЛСР. Идейные разногласия и фракционные разногласия не прекращаются ив г. Авксентьева и стоящих за ними единомышленников во времена Комуча и Уфимской директории летом-осенью г. Фондаминского, но и Е.

Безусловно, Чернов был прав, когда в г. Таким образом, серьезные идейные разногласия, острая фракционная борьба и даже организационное обособление частей некогда единой партии ПЛСР, МПСР - безусловно, историческая реальность. Но, как представляется, это вовсе не означало ни краха неонароднической идеологии и миросозерцания в целом, ни отрицания потенциальной возможности существования нескольких неонароднических партий вместо единой ПСР.

Большевики а затем и советская историко-партийная историография преувеличивали возможные последствия кризисных явлений в эсеровской среде, которые, если их оценивать не предвзято, вели вовсе не к исчезновению эсеровской идеологии и эсеровских организационных структур, а к их трансформации и появлению новых идеологем они уже более или менее сложились и новых организационных форм. Феномен Февраля г. Поэтому, если возрождение, скажем, вышеперечисленных партий и организаций в случае гипотетической гибели режима в начале х гг.

Подчеркнем, что отрицать выдающуюся роль репрессии как минимум в серьезном ограничении возможностей нелегальной партии, а как максимум в уничтожении ее учитывая отечественный опыт ныне просто невозможно.

Задачи по пресечению деятельности оппозиционных организаций облегчались для власти целым рядом факторов, многие из которых ярко проявились уже после поражения революции гг. Тогда многое свидетельствовало об организационной слабости партий, политической и гражданской незрелости большинства их членов, да и большинства населения страны, оказавшегося втянутым в большую политику1.

Невозможность сколько-нибудь длительного существования нелегальной массовой партии в подобных условиях при активной репрессивной политике властей достаточно очевидна. Как показывает анализ, по сравнению с гг. Во-первых, репрессии властей достигли совершенно нового уровня и качества, будучи направлены уже не только против самих эсеров, но и против сочувствующих им и даже членов их семей.

Безусловно, подобное осуществлялось не только репрессивными мерами и не только органами ГПУ , а на эту задачу работала, по большому счету, вся система, используя весь мыслимый спектр мер - от воспитательных до пропагандистских и репрессивных. Во-вторых, политическая жизнь страны столь стремительно и парадоксально изменилась, что для многих социалистов камнем преткновения стали старые неизжитые стереотипы коммунист лучше и приемлемее белого офицера , не позволявшие им адекватно оценить реальность, переосмыслить свое привычное миропонимание, определить свое место на новых баррикадах в братоубийственной войне.

Естественно, обострились идейные расхождения и дезориентация в эсеровской среде, что выразилось, например, в колебаниях и " соглашательстве " многих эсеров с большевиками и их властью большевики - социалисты , а Советская власть - власть трудящихся.

Партия социалистов-революционеров в гг. В-четвертых, пропагандистский прессинг властей, внедрявших в сознание миллионов людей образ "врага народа", усилился по сравнению с царскими временами многократно и также приобрел новое качество.

Как показывают документы, пытались чекисты дотянуться и до эсеровской эмиграции, с помощью своих агентов и самыми различными способами в том числе и с помощью агитационно-пропагандистских кампаний в прессе расшатывая и разлагая ее изнутри. Все это стало составными элементами кампании против социалистов, длившейся как минимум два десятка лет, и в этом контексте процесс г. Осмысление итогов этого противостояния, как и воссоздание всего исторического полотна разных его форм и фаз - задача, не исчерпанная в рамках одного исследования.

В данной работе в интерпретации итогов и последствий процесса г. Текущие кратковременные последствия охватывают период до середины х годов, до исчезновения эсеровского подполья и ареста всех сколько-нибудь активных эсеровских элементов. Постановка столь масштабного процесса уже на стадии предварительного следствия, в силу объективных условий колоссальность рассматриваемых событий и количества вовлеченных в них людей требовала много времени и множества высокопрофессиональных следователей.

Стремление к эффектности, без продумывания возможных последствий ярко проявилось в эпизоде, когда обвинитель А. Луначарский потребовал привлечь в качестве свидетеля Ю. Ключникова, некогда одного из идеологов антибольшевистского движения, а на тот момент небезызвестного редактора журнала "Смена вех", сделав это по той же самой логике, по которой в список обвиняемых чекисты поначалу с одобрения власти помимо эсеров включили видных деятелей из других партий - П.

В этом странном, с точки зрения юридической логики, шаге не было, однако, ничего странного с точки зрения политических интересов, преследуемых большевиками на этом процессе. И не важно, что ни Ключников к эсерам , ни эсеры к нему не имели ни малейшего отношения, главное, что, вывод в качестве свидетеля по делу эсеров столь неоднозначной фигуры как в глазах советского обывателя , так и в глазах подавляющей части антибольшевистской оппозиции, особенно ее социалистического спектра позволял бросить тень и на эсеров.

Абсурдность ситуации усиливалась тем, что Ключников абсолютно ни с кем из подсудимых не был знаком, и с эсеровской партией в своей политической деятельности вообще не пересекался! Ключников, который находился в Москве и был допущен в зал суда, направил Г. Пятакову паническое письмо, в котором всячески пытался доказать, что привлечение его на процесс с.

Письмо Ключникова содержало доводы, почему не следует его привлекать на процесс2, и завершалось ходатайством освободить его от обязанности выступать в качестве свидетеля на процессе, что Пятаков и сделал, поставив тем самым под сомнение компетентность действий своего соратника Луначарского.

Использование для суда над лидерами и бывшими членами ПСР такой формы, как открытый, гласный процесс, порождало для властей массу проблем правового характера. Устройство суда по сути над политической партией не имело в юриспруденции прецедентов и соответствующих юридических механизмов.

Для достижения поставленных задач пришлось очень много импровизировать, перекраивать, корректировать в имевшейся практике проведения открытого и гласного процесса. Так, вероятно впервые в отечественной судебной практике применялась конструкция из двух групп обвиняемых, сидевших на разных скамьях подсудимых, имевших каждая свою группу адвокатов причем защитники 2-й.

Я открыто выступал против Советской власти, пока согласно своим политическим убеждениям считал это своим гражданским долгом, я прекратил борьбу с того момента, как у меня явилось сомнение в своей правоте и я открыто выступил на защиту и поддержку Советской власти, как только мне стало ясно, что таков долг всякого русского человека.

Следовательно я ничего не могу сообщить суду о каких либо заговорах с. Ни одного из подсудимых я никогда не встречал, а о многих вовсе ничего не слышал. Мой допрос в качестве свидетеля поставил бы в затруднение не только меня, но и самый суд, так как по чистой совести на подавляющее большинство вопросов я вынужден был бы отзываться незнанием, а то, что я мог бы сообщить, и без меня уже давно всем и каждому известно.

Я уже имел честь сообщить, что мои показания не могут представить никакой цены для суда. Я приехал в Москву в качестве журналиста и с тем, чтобы сообщить на страницах издаваемой мною в Берлине газеты "Накануне " свои впечатления о русской жизни и об успехах советского строительства.

Эти впечатления, равно как и вся моя деятельность, могут иметь успех лишь в случае, если в обществе за ними укрепляется сознание их беспристрастности и независимости. Появление на суде моих политических противников в качестве свидетеля обвинения и в поддержку точек зрения Советского правительства сейчас же у всех создало бы впечатление, что это появление было подготовлено заранее и что я стою к официальным советским кругам несравнимо ближе, чем есть на самом деле.

После этого вся общественная работа последних лет в качестве автора сборника "Смены вех", редактора журнала "Смены вех" и редактора "Накануне " будет сведена на нет, так как в нашем общественном сознании наше движение перестанет представляться широким общественным движением лишь личным служением отдельных русских граждан, русской власти. Трудно будет и устраивать все лекции в Москве и в других городах, которые я должен был начать устраивать немедленно, так как времени в моем распоряжении очень мало ЦА ФСБ РФ.

Даже если бы власти провели тщательно следствие чего не было сделано , то и оно не решило бы всех проблем, которые перед организаторами ставил гласный процесс, процедурно требовавший гласности, открытости и состязательности сторон. В частности, выбранная форма гласного, открытого процесса требовала допуска в зал суда родственников и всех желающих.

Пойти на это было невозможно, во-первых, потому, что сочувственно настроенная публика могла легко превратить процесс в публичную политическую демонстрацию, а во-вторых, сделала бы все происходящее достоянием гласности от гектографированных листовок до слухов. Первое для большевиков было невозможно, так как по их сценарию публика в зале как и весь народ должна была осуждать эсеров как изгоев и поддерживать расправу над ними.

Второе все равно не достигалось в нужной степени. Вынужденно допустив родственников в зал суда, власти немедленно пострадали от утечки информации и это несмотря на то, что за родственниками, как и за адвокатами, установили наружное наблюдение и прослушивали их телефоны , а подбор остальной публики провели предельно неудачно и непродуманно, что сразу бросилось в глаза и иностранным защитникам.

Действительно, взяв огромный зал и набив в него почти две тысячи коммунистов , да еще потом в связи с затяжкой процесса вынужденных проходить ротацию об этом можно судить по одному из высказываний председателя суда Г. В целом можно сказать, что подобранная " коммунистическая публика" позволяла решать ряд задач, но серьезно портила впечатление от процесса.

Не давать обвиняемым слова было невозможно. Но их критика большевиков была весьма острой и точной, а их аргументы весьма убедительны. Предавать же их слова и критику гласности было для режима невозможным, поэтому, хотя подневная официальная стенограмма и велась, но как во время, так и после завершения суда, ни в фрагментах, ни тем более целиком она не была предана гласности.

Власти явно недооценили степень опасности для себя и независимости и профессионализма группы виднейших российских адвокатов 1-й группы подсудимых. Их яркая и отточенная работа на первой стадии процесса длилась недолго.

После скандала с иностранными защитниками-социалистами последние отказались от выполнения своих обязанностей, поняв, что своим присутствием лишь придают видимость законности тому действу, которое являл собой процесс с. Безусловно, кампания выполняла роль своеобразного идеологического обеспечения процесса. Но, как уже отмечалось, хронологически она значительно шире процесса и по значению вполне самостоятельна скорее уж сам процесс г. Достигалась и производная от нее, но очень важная на тот момент цель -сужение социальной базы эсеровской партии, отсечение от нее различных общественных групп.

Хотя и здесь не обошлось без неприятных для большевиков сюрпризов. Объяснить это парадоксальное явление можно трояко. Неприятными и неожиданными для властей стали и консолидационные тенденции, проявившиеся в эсеровской партии как своего рода защитная реакция против нападения извне, грозящего гибелью всего целого. Во-первых, расколотая эсеровская эмиграция несмотря на внутреннюю напряженность, провела работу по разворачиванию антибольшевистской кампании в Европе весьма согласованно и эффективно.

Во-вторых, существовавшая и искусно подогреваемая чекистами и большевистской пропагандой неприязнь остававшихся в России эсеров к эсерам-эмигрантам подобное явление было и до революции, как в ПСР, так и в обеих фракциях РСДРП , благодаря сверхусилиям, которые эмигранты продемонстрировали в развертывании контрпропагандистской кампании, пошла на убыль. В-четвертых, консолидационные процессы начались в самой российской эсеровской и околоэсеровской среде.

Все эти тенденции отметил в своем письме 3 июля г. Рабинович, отмечавший что процесс сгладил все разногласия, а партийная публика забыла о всех своих дрязгах и дружно повсюду работает3.

Консолидационные процессы в самой российской эсеровской и околоэсеровской среде настолько обеспокоило власти, что они не ограничившись развертыванием или усилением пропагандистской работы, затеяли и провели в г. Неожиданный для властей результат возник и на пути реализации другого их стремления - столкнуть эсеров с другими российскими и национальными социалистическими партиями , прежде всего меньшевиками.

Предъявив обвинение некоторым меньшевикам , власти, помимо цели связать в глазах общества эсеров и меньшевиков воедино, рассчитывали спровоцировать последних на открещивание от эсеровской тактики в годы гражданской войны, что повлекло бы за собой обострение межпартийных отношений. Заграничные Делегации эсеров и меньшевиков проводили совместные заседания для координации усилий, лидеры меньшевиков активно участвовали в контрпропагандистской кампании на Западе, помогали эсерам в нахождении общего языка с рядом деятелей европейского социалистического движения.

Меньшевики также попытались направить своих защитников на процесс, вызвав ярость властей и категорический отказ. Но, конечно, самой крупной неприятностью для большевиков стала реакция европейских демократических социалистических кругов на процесс, повлекшая разного рода весьма серьезные последствия и затруднения как для легитимации власти большевиков на международной арене, так и для становления Коминтерновского движения.

Чекисты извлекли из хода и итогов процесса свои уроки и свою пользу. Прежде всего, они сумели использовать процесс как своеобразный тест на политическую лояльность к власти, пропустив через всякого рода митинги и собрания по месту работы, демонстрации, вынесение резолюций и подписание петиций значительное число рабочих, служащих и интеллигенции прежде всего студенчества.

Но проверке на лояльность подвергались не только "трудящиеся массы". Подобную, провокативную по своей сути, проверку прошли и три различные категории эсеров: От них местные партийные органы и чекисты требовали дачи подписок или объявлений в газеты о выходе из ПСР и отказе от эсеровских убеждений.

Фактически ГПУ продемонстрировало руководству партии и страны, что способно вполне эффективно работать в новых условиях по окончании гражданской войны. Извлекло ГПУ из самого процесса и антиэсеровской кампании также и вполне конкретную для себя пользу - насаждением Бюро содействия была заложена осведомительная сеть в госучреждениях, на производстве, в ВУЗах, а кроме того, была узаконена система внесудебной расправы административная высылка и ссылка.

Целесообразно отметить те извлеченные большевистским режимом из проведения процесса г. Эсеровский процесс г. В дальнейшем подготовка и проведение процессов такого рода осуществлялись властями значительно более продумано и тщательно. Отныне категорически исключалась возможность возникновения ситуации, когда межведомственные противоречия и конфликты подобные трениям между ГПУ и НКЮ в г.

Гораздо тщательнее осуществлялось предварительное следствие - на него не жалели ни сил, ни средств. Конструкция из двух групп подсудимых была применена в советской практике как минимум еще раз - на бакинском процессе с. Впрочем, часть подсудимых 2-й группы уже на суде заявила о давлении на них и фальсификации следствия, которое вел не кто иной, как знаменитый впоследствии Л.

Исследование бакинского процесса с. Можно согласиться с предположением М. Янсена, что именно неудача с подсудимыми 2-й группы на бакинском процессе могла послужить последней каплей в чаше сомнений высшего партийного руководства о степени целесообразности и эффективности проведения подобных процессов6, несмотря на то, что незадолго до его проведения - 15 сентября г. Дерибас, Ашмарин , обсудив вопрос "О постановке новых процессов", постановила признать постановку процессов принципиально целесообразной и поручить ГПУ представить к следующему заседанию комиссии свои соображения по отдельным делам.

Можно считать, что "технологическая составляющая" в организации политических процессов с этого момента вышла на первый план. Но и ресурсы у вдохновителей и организаторов процессов ощутимо расширились по сравнению с г. Появилась возможность неспешного подбора и отсева участников процесса, в зависимости от степени их управляемости. Безусловно, психологическое давление, завуалированный шантаж судьбами близких и прочее использовалось партийно-чекистскими кругами и в г.

В дальнейшем организаторам процессов удалось достигнуть такого артистизма в манипулировании подсудимыми, что порой даже у неангажированных наблюдателей появлялось впечатление правдивости их показаний и искренности раскаяния. Последнее стало обязательным атрибутом каждого процесса, не раскаявшихся просто не выводили на процесс. В этом также был извлеченный из эсеровского процесса урок - сильный, мужественный противник, способный умереть, но не отречься от своих идеалов, невольно вызывал уважение даже у недоброжелателей и становился примером для подражания для сочувствующих, тогда как унижающийся и молящий о пощаде -вызывал лишь снисхождение и презрение.

Значительно усилилась координирующая и контролирующая функция верхов от согласования стадий и содержания предварительного и судебного следствия, хода самого процесса с разработанным сценарием, до внесения необходимых корректив либо в показания подсудимых, либо в ход следствия или суда. Все это осуществлялось на самом высшем уровне. Сделав выводы из просчетов процесса г. Это позволяло ему решать сразу три задачи: Провокативная грань подобных процессов вообще значительно усилилась: Массовое сознание в ходе всех этих собраний, митингов, демонстраций, а также с помощью газет и радио обрабатывалось весьма глубоко и с большим запасом прочности.

Соломона и участниками многочисленных процессов, на которых они каялись в не совершенных ими деяниях. Переодетый в форму красноармейца-конвоира чекист подслушал и донес по начальству мимолетный, но в высшей степени важный для нас разговор между Н.

Гоцем, состоявшийся 4 августа: Крыленко, который спросил Гоца , неужели они все еще по-старому так в тексте - K. Олицкая применительно к Соловкам - заключенные, пытаясь подбодрить своих родственников, могли сознательно приукрашивать свое бытие Одна из основных задач, решавшихся в процессе формирования и аналитической разработки источниковой базы, состояла в адекватном отражении в документах биполярности самой предметной области - противостояния и борьбы большевиков и ПСР.

В данном контексте автор стремился достичь оптимального баланса в представительстве в проведенном исследовании документов и материалов, исходивших от противоборствующих сил. Здесь представлены документы делопроизводств как ЦК РКП б , так и Заграничной Делегации ПСР, пропагандистские материалы большевистской машины и контрпропаганда социалистов, информационное освещение технологии репрессий в документах Верхтриба и ГПУ-ОГПУ и практика борьбы и сопротивления осужденных в документах, исходящих непосредственно от них.

Имевшаяся ранее и выявленная в процессе исследования документальная база позволяет выполнить многоплановую и разноуровневую реконструкцию основных. С привлечением значительного по объему эмпирического материала впервые исследованы такие аспекты темы, как механизм принятия и реализации большевистским руководством стратегических и тактических решений по дискредитации лидеров ПСР и партии в целом, технология осуществления комплекса мероприятий ГПУ по охране и обеспечению процесса и тюремной изоляции осужденных, формы и методы противостояния лидеров ПСР и власти в гг.

Новизна работы также состоит в том, что ключевые события рассмотрены в контексте субкультуры российского революционера. Исследование позволяет вскрыть механизмы осуществления повседневного контроля над массовым сознанием и поведением населения сочетанием действий аппаратов агитационно-пропагандистского и репрессивного, что важно для изучения проблемы взаимодействия власти и общества в России СССР в XX в. Результаты исследования апробированы автором в двух монографиях37, а также в публикациях двух сборников документов выполненных в соавторстве Монографии и сборники документов получили положительную оценку в российской и зарубежной печати.

Отдельные положения диссертации излагались автором в докладах на семи российских и международных паучных конференциях. Настоящая диссертация может быть использована при разработке общих курсов истории России, курсов по истории политических партий и общественных движений. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, приложения, списка источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется степень ее изученности, объект и предмет исследования, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа исследования, ставятся цели и задачи, показывается научная новизна и практическая значимость исследования, дается историографический обзор и характеристика источников.

На реальную политику и взаимоотношения социалистических партий большевиков, меньшевиков и эсеров до и после Октября г. После Октября г. Отношения ПСР и РСДРП в годы гражданской войны трудно назвать союзническими во многом из-за того, что меньшевистское руководство занимало отрицательную позицию в вопросе о вооруженной борьбе с большевистской диктатурой, многократно подчеркивая, что не является стороной в гражданской войне.

Начавшийся в г. С другой стороны, даже после гражданской войны, которая, казалось бы, должна была поставить все точки над 1 во взаимоотношениях большевиков и оппозиционных к ним социалистов, психологический настрой на возможность примирения у многих их представителей еще сохранялся.

Первая подпитывалась старыми традициями и допускала возможность компромиссов, вторая вытекала из природы большевистской диктатуры и логики борьбы за власть.

При этом колебания в отношении к старым товарищам у части видных большевиков не были явными и носили теневой характер, не влияя на позиции основной партийной массы, обрабатываемой практически непрерывной работой Агитпропа. Последний же формировал как в партийной, так и в беспартийной среде образ социалистов как социал-предателей, сжегших за собой все мосты сотрудничеством с белогвардейскими режимами и интервентами. Так они и воспринимались подавляющей массой новых коммунистов, вступивших в партию в гг.

В то же время многие. Особенно рельефно это просматривалось в среде чекистов, где служили не только большевики, но и бывшие эсеры и анархисты, специализировавшиеся на допросах своих прежних товарищей. И в то же время они опасались переступить ту грань, за которой их отделение от существующего режима могло уже рассматриваться как отступничество и сотрудничество с социалистами, объявленными врагами. В главе делается вывод о сильном влиянии на действия и поведение большевиков и социалистов до революции общей субкультуры, которая в постреволюционный период подверглась распаду и фрагментации и интерпретировалась различными ее носителями в зависимости от идейных основ и прагматических ориентаций.

Политика большевистской власти по отношению к социалистам не являлась только одномерно репрессивной. В моменты смертельной опасности большевистская верхушка была готова на временные отступления, заигрывания с социалистами, даже их легализацию.

Крестьянские восстания, волнения в армии, таящаяся в нэпе потенциальная угроза реставрации - все это служило почвой для поиска компромиссов с социалистами для одной части правящей верхушки, и одновременно же сильпейшим стимулом для уничтожения социалистических конкурентов и сплочения колеблющихся сопартийцев вокруг себя и своего жесткого курса - для другой ее части.

Рост влияния загнанной в подполье эсеровской партии, несмотря на волны не прекращавшихся в течение нескольких лет арестов, пугал власти, и к концу г.

В итоге была избрана форма судебного процесса в комплексе с мощной целевой и разноуровневой агитационно-пропагандистской антиэсеровской кампанией, что позволило бы коммунистам оставить массы под своим влиянием. Для чекистов же постановка процесса с.

Для всех втянутых в процесс политических сил не было секретом и то, что большевики используют процесс над социалистами-революционерами в своей многоходовой игре против европейских социалистов, для распространения влияния коммунистических идей и Коминтерна на те миллионы рабочих, которые находились под влиянием европейских социалистических партий. Самым уязвимым местом для организаторов процесса стала проблема его правовой обоснованности, поскольку большевикам предстояло судить представителей партии, которых лишили права на создание легитимной власти в январе г.

Все преступления, совершенные в конце гг. Декреты времен гражданской войны были прекрасно приспособлены для эффективной расправы с политическими врагами, но устраивать на их основе процесс, находившийся в центре мирового общественного внимания, а, следовательно, расписываться в вопиющем правовом нигилизме и потерять лицо - значило не достичь целей, поставленных перед процессом над эсерами.

Власть нашла достаточно простой выход из ситуации - она судила эсеров по законам, принятым уже после инкриминируемых им преступлений. Во-вторых, огромной проблемой стала и остается таковой до сих пор правомочность применения юридических норм к событиям, трансформирующим.

Большевики пытались решить эту проблему, встав на чисто формальную точку зрения - есть ряд действий эсеров в гг. С этой позиции вооруженная борьба эсеров с большевистской властью становилась противоправной, так как была направлена на свержепие существующей власти.

Но, выводя за рамки обсуждения вопросы о законности существования самой большевистской власти и методах ее борьбы с оппонентами, большевики пошли на использование двойного стандарта.

Решить проблему прекращения политических противников в полубандитов помогли властям Г. Коноплева, совершившие в годы гражданской войны стремительную эволюцию из эсеров в коммунисты, от руководителей боевой эсеровской группы до сотрудников разведупра Красной армии. Полученные от них показания о связях эсеров с союзниками и получении от них денег, о совершении покушений на видных большевиков, о проведении ряда экспроприации призваны были придать весомость и доказательность государственному обвинению.

Ту исключительную роль, которую сыграли в постановке процесса бывшие эсеры, ставшие ренегатами, и, прежде всего - Семенов и Коноплева, следует считать одной из основных его особешюстей. Это постановление исправляло ошибку предыдущего, но создавало массу проблем юридического и практического характера. Не случайно в итоге на процесс после поспешных и форсированных следственных действий, длившихся всего около двух месяцев, было выведено только 34 чел.

Насколько известно, конструкция из двух групп обвиняемых, сидевших на разных скамьях подсудимых, имевших каждая свою группу адвокатов причем защитники 2-й группы обвиняемых не были юристами, а являлись видными государственными и политическими деятелями, выступавшими с отдельными заявлениями не только по процессуальным вопросам , применялась в отечественной и европейской практике впервые.

В то же время было предъявлено обвинение многим новым лицам, чьи имена всплыли в ходе предварительного следствия. Как правило, это измененные на дополнительных допросах первоначальные показания. Менее же заметные, но весьма серьезные огрехи следствия и масса фальсификаций вскрылись уже на процессе. Самый же главный урок относительно свидетельских показаний, который власти вынесли из этого процесса, - все они должны быть тщательно подготовлены, а при наличии в них фальсификаций и передержек у обвиняемых не должно быть возможности их опровергнуть в ходе судебного заседания, да еще и в присутствии публики, пусть и тщательно подобранной.

Такую тактику им пришлось вырабатывать уже позже, в процессе начавшегося предварительного следствия и в условиях изоляции их друг от друга во Внутренней тюрьме ГПУ в марте г. Большинство из х выведенных на суд членов ЦК ПСР и партийных активистов на предварительном следствии отказалось от показаний, ибо еще к гг.

Организация рабочих собраний, клеймящих эсеров, проходила в тесном контакте партийных органов и ГПУ. Так, были организованы дежурства чекистов на всех собраниях и митингах с выявлением всех выступавших против резолюций, осуждавших эсеров, а также организация постоянного дежурства у телефонов Московского Губотдела ГПУ для оперативного реагирования на соответствующие сигналы.

Заграничная и подпольная эсеровская и меньшевистская пресса в это время приводили многочисленные примеры арестов всех, кто пытался па митингах усомниться в обоснованности обвинений против эсеров. Рациональное объяснение подготовленности действа не снимало того морального воздействия, которое производили на них эти колонны и их лозунги, выступления рабочих, допущенных в зал суда и требовавших от имени тысяч работах своих заводов их расстрела и т. Сотой документов показывают, как на бесчисленных совещаниях с участием верхушки ГПУ, создававших множество комиссий-троек, методом проб и ошибок, порой серьезных провалов, чисткой кадров создавалась система тюремного содержания и конвойного сопровождения политических заключенных в Советской России.

На протяжении нескольких месяцев шла борьба между чекистами и подсудимыми, принимавшая подчас очень острые формы. Чекисты вели свою борьбу с эсерами сразу по нескольким направлениям: Безусловно, Политбюро играло ключевую роль в проводимых партийно-чекистских мероприятиях, но вряд ли правомерно отводить чекистам роль сугубых исполнителей. Понимание данного факта важно, во-первых, потому, что знакомство с масштабами и трудоемкостью тех усилий, которые потратило ГПУ на охрану и оперативно-агентурное обеспечение процесса подрывает основы создававшегося самой властью утверждения, что она не боится эсеров и не считает эту партию и ее лидеров опасными для себя.

Во-вторых и это самое главное , потому, что в течение многих десятилетий а порой и сегодня39 эта роль затушевывалась, а причины гибели ПСР как и других партий искали преимущественно в идейной области и потере авторитета этими партиями у народа. И если оценки и реакция на поведение Семенова и Коноплевой со стороны эсеров были достаточно предсказуемы, то негативная оценка их поступков со стороны части коммунистов, еще не порвавших со старыми и более привычными для себя нормами.

Коноплевой и Семенову было крайне необходимо отстаивать на процессе образ честных революционеров, так как клеймо ренегатов и провокаторов грозило погубить не только их репутацию, но и сорвать весь процесс, или, по крайней мере, смазать то впечатление, на которое рассчитывали власти.

В ходе этой дискуссии на процессе ее участники заговорили на совершенно разных языках, отражавших уже два разных мироощущения, две позиции. Тактика поведения подсудимых 1-й группы, с одной стороны, опиралась на предыдущий опыт большинства из них, проходивших в царское время по самым разным, в том числе и очень серьезпым процессам. С другой стороны, в их распоряжении оказались самые лучшие русские защитники, сделавшие себе громкое имя на ведении политических процессов еще в царское время Н.

По всем предъявленным пунктам объявления кроме террора подсудимые 1-й группы убедительно доказывали, что имели моральное право на свою вооруженную борьбу с большевиками, а также ловили обвинение и свидетелей на достаточно многочисленных случаях фальсификации и подтасовок. В вопросе о терроре многое так до сих пор и осталось неясным. Деятельность боевой группы Семенова и отношения ее с партийным руководством оказались самым уязвимым местом обороны подсудимых 1-й группы и, напротив, наиболее выигрышным для обвинения.

Совершенно очевидно, что Семенов и чекисты фальсифицировали часть фактов, но какие и в какой мере - до сих пор неясно. Власти весьма серьезно отнеслись к проблеме заполнения зала, о чем свидетельствует тот факт, что была создана целая иерархия входных билетов, подчеркивавшая статус их владельцев и дававшая им разную свободу передвижения внутри зала.

Несмотря на то, что вместимость специально для процесса перепланированного Колонного зала Дома Союза составляла от 1,5 до 2 тыс. Анализ стенограмм процесса позволяет сделать вывод о том, что публика играла большую роль во время проведения суда.

Она криками и свистом прерывала речи обвиняемых 1-й группы, порой заглушая их слова и мешая стенографистам записывать речи выступающих. Председатель суда Пятаков неоднократно делал замечания публике, призывая ее к порядку, и в то же время ряд его высказываний прямо указывал на то, что вопреки общепринятой практике и существующим советским законам вместо двух состязающихся "во время судоговорения сторон как бы узаконивались права третьей стороны - публики, поддерживавшей сторону обвинения.

Власти получили от этого эксперимента то, что хотели: Однако платой за конструирование новых организационных форм ведения судебного процесса стало то отталкивающее впечатление, которое произвел на мыслящих людей в России и на западное демократическое общественное мнение эксперимент с участвующей в судебном процессе публикой.

Начиная с х - х годов XIX в. Речи обвиняемых первой группы и степень их резкости были весьма разными, но в них прозвучала порой убийственная критика режима. Нужно было иметь немалое мужество, чтобы бросить такие слова в зал, наполненный двумя тысячами коммунистов.

Но трудность и для власти и для самих подсудимых 2-й группы заключалась в том, что им приходилось решать сверхзадачу: Для повышения статуса и значимости подсудимых 2-й группы, хотя бы в глазах коммунистов и советского обывателя, к ним в качестве защитников назначили видных коммунистов, что, в итоге только оттеняло двусмысленность и несамостоятельность позиций самих ренегатов.

Подводя итог всему сказанному в главе, автор констатирует, что правильнее было бы называть процесс не гласным, а полугласным. Несмотря на вполне понятное лселание власти сделать его закрытым, это было чревато большими политическими и пропагандистскими проигрышами, а потому разными ухищрениями и манипуляциями, сохраняя всю атрибутику гласного процесса, власти попытались создать некую комбинированную систему, в которой плюсы гласного судебного слушания для них были максимально использованы, а минусы - сведены к минимуму это удалось только отчасти.

Было бы огромным заблуждением считать установившуюся в годы гражданской войны и в начале х годов практику обращения властей с заключенными социалистами мягкой и либеральной. И, прежде всего, ошибочным является представление о кажущейся мягкости этих репрессий по сравнению с тюремной дореволюционной практикой. Политрежим не был бюрократической нормой, инструкцией, он всегда существовал негласно, будучи вынужденным компромиссом двух противостоявших друг другу сил, и поэтому он везде был разным, и зависело это от разных обстоятельств, в том числе и от готовности данного коллектива социалистов к острым формам борьбы, таким, как голодовки и обструкции.

Морозова в декабре г. Но вот следующую фазу противостояния, пришедшуюся на зиму-весну г. Но за эту уступку властей политзаключенные.

Морозова, покончившего с собой 20 декабря г. Смирнова и борьба заключенных за выбор места ссылки июль - февраль г. Характерно, что Политбюро хотя и поддержало инициативу о создании подобной комиссии, но предложение последней о массовой высылке за границу социалистов и анархистов для снижения накала мощной международной кампании солидарности с заключенными социалистами высылка интеллигенции осенью г. Важное значение имела и борьба за определение места ссылки, ведь заключенные эсеры своей борьбой добивались возможности отстаивать свои права не только в тюрьме, но и в ссылке начиная с противодействия намерениям чекистов отправить ряд из них в самые глухие и гибельные места.

Арест на основании эфемерных подозрений о готовившемся побеге показывал приоритетность для властей их собственных интересов и готовность их защищать невзирая на юридическую абсурдность. На своем заседании 9 сентября г. Как только стало известно о голодовках Тимофеева и Гоца, их товарищи, находившиеся в Бутырской тюрьме Агапов, Раков, Гендельман, Герштейн, Лихач, Иванов, Иванова и Федорович , присоединились к их голодовке.

Чтобы сорвать коллективную голодовку заключенных, их 9 октября г. Они недооценили закалки и тюремного опыта своих подопечных: Парадокс ситуации, в которой оказались чекисты, заключается в том, что они хотели сломить солидарность голодающих и обязательность коллективных решений, а фактически, чтобы избежать ряда смертей а, следовательно, и служебных неприятностей , сами были вынуждены прибегнуть к помощи коллективных решений эсеров и свозу их обратно в одно место. Уже одно это было моральной победой голодающих и еще одним очередным поражением чекистов.

Ивановых и чекистов лето-осень г. Из предсмертной записки Ивановой 12 июля г. Очевиден факт, что Ивановым, единственным из всех их товарищей, не учли срок их предыдущих сидений в ЧК. Судя по всему, Андреева и Дукис утаили попытку самоубийства Ивановой даже от своего начальства. Речь идет, во-первых, о выработанном несколькими поколениями революционеров опыте тюремной борьбы, а, во-вторых, о том, что подавляющее большинство осужденных эсеров, пройдя суровую школу царских тюрем и каторг, держалось мужественно и виртуозно применяло свой и чужой опыт на практике.

В-третьих, их победа была невозможна без серьезной моральной и общественной поддержки, которую оказывали им западные социалисты и демократическая общественность, единым фронтом выступая в гг. В Заключении сформулированы выводы, к которым автор пришел в ходе своего исследования.

В процессе г. Процесс стал частью широкомасштабной кампании, начало которой было положено накануне и сразу после захвата большевиками власти в октябре г. Первая заключалась в устранении эсеров с политического поля как опаснейшего конкурента. Ее достижение было тесно взаимосвязано с другой - дискредитацией идей, принципов и практики ПСР, предлагавшей иную модель социалистического общества и другие пути и методы его построения.

Значение репрессивных мер большевиков в гибели ПСР или РСДРП ис отрицалось, но и не воспринималось с необходимой степенью серьезности, хотя их приоритетность в решении властью задачи уничтожения политической оппозиции для нас сомнений не вызывает.

Ныне есть множество данных о том, что к углублению идейного кризиса и усилению фракционной борьбы внутри социалистических партий были приложены значительные и системно скоординированные совместные усилия партийных и чекистских органов.

Задачи по пресечению деятельности оппозиционных организаций облегчались для власти целым рядом факторов. Во-первых, репрессии властей достигли совершенно нового по сравнению с дореволюционным уровня и качества, будучи направлены уже не только против самих эсеров, но и против сочувствующих им и даже членов их семей.

Во-вторых, для многих социалистов камнем преткновения стали старые неизжитые стереотипы коммунист приемлемее белого офицера, большевики - тоже социалисты, а Советская власть - власть трудящихся. В-третьих, освсдомительство и провокация также достигли гигантских масштабов и изменились качественно чего стоит только закладывание всеохватной осведомительской сети в московских вузах в мае-июне г.

Кампания против социалистов, длившаяся как минимум два десятка лет, в свою очередь, была зримым проявлением более широкого исторического явления -. Осмысление итогов этого противостояния, как и воссоздание всего исторического полотна разных его форм и фаз - задача, не исчерпанная в рамках одного исследования.

В данной работе в интерпретации итогов и последствий процесса г. Текущие кратковременные последствия охватывают период до середины х годов, до исчезновения эсеровского подполья и ареста всех сколько-нибудь активных эсеровских элементов. Достигалась и производная от нее, но очень важная на тот момент цель - сужение социальной базы эсеровской партии, отсечение от нее различных общественных групп.

Однако неприятным для большевиков сюрпризом стал тот факт, что процесс вызвал заметный рост интереса к эсерам в молодежной, прежде всего, студенческой среде, что проявилось в приходе в ПСР в гг. Неприятными и неожиданными для властей стали и консолидационные тенденции, проявившиеся в эсеровской партии как своего рода защитная реакция против нападения извне, грозящего гибелью всего целого.

Неожиданный для властей результат возник и на пути реализации другого их стремления - столкнуть эсеров с другими российскими и национальными социалистическими партиями, прежде всего меньшевиками. Меньшевики не обошлись лишь выражением формального сочувствия и поддержки такие заявления сделал ряд национальных партий , а приняли весьма деятельное участие в идейной антибольшевистской борьбе. Но, конечно, самой крупной неприятностью для большевиков стала реакция европейских демократических социалистических кругов на процесс, повлекшая разного рода серьезные последствия и затруднения как для легитимации власти большевиков на международной арене, так и для становления коминтерновского движения.

Свои уроки и свою пользу из хода и итогов процесса, безусловно, извлекли чекисты. Прежде всего, они сумели использовать процесс как своеобразный тест на политическую лояльность к власти, пропустив через всякого рода митинги и собрания по месту работы, демонстрации, вынесение резолюций и подписание петиций значительное число рабочих, служащих и интеллигенции прежде всего студенчества.

Подобную, провокативную по своей сути, проверку прошли и три различные категории эсеров: От них местные партийные органы и чекисты требовали дачи подписок или объявлений в газеты о выходе из ПСР и отказе от эсеровских убеждений. Фактически ГПУ продемонстрировало руководству партии и страны, что способно вполне эффективно работать в новых условиях, по окончании гражданской войны.

Извлекло ГПУ из самого процесса и антиэсеровской кампании также и вполне конкретную для себя пользу - насаждением Бюро содействия была заложена осведомительная сеть в госучреждениях, на производстве, в вузах, а кроме того, была узаконена система внесудебной расправы административная высылка и ссылка.

Целесообразно отметить те извлеченные большевистским режимом из проведения процесса г. Отныне категорически исключалась возможность возникновения ситуации, когда межведомственные противоречия и конфликты подобные трениям между ГПУ и НКЮ в г. Был извлечен из эсеровского процесса и еще один урок - сильный, мужественный противник, способный умереть, но не отречься от своих идеалов, невольно вызывал уважение даже у недоброжелателей и становился примером для подражания для сочувствующих, тогда как унижающийся и молящий о пощаде - вызывал лишь снисхождение и презрение.

Соломона и участниками многочисленных процессов, на которых они каялись в не совершенных ими деяниях. Неоцененным и непонятым остался и потенциал небольшевистских альтернатив социализма. Теоретическое наследие лидеров ПСР наряду с наследием некоторых других течений в народничестве и неонародничестве заслуживает сегодня самого-пристального и серьезного изучения.

Значимость противостояния х социалистов-революционеров, как и их место в шеренге противников советской тоталитарной системы, поняли лишь немногие, пришедшие много десятилетий спустя и сравнившие, подобно В.

Только правые эсеры уходили из зала суда, не вызывая жалости,. Партия социалистов-революционеров в гг. Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние - Судебный процесс над социалистами-революционерами июнь-август г.

Общий объем 40,9 п. Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:. Развертывание эсеровской эмиграцией протестной кампании в Европе накануне и во время процесса социалистов-революционеров 8 июня - 7 августа г.

Подсудимые 1-й группы на процессе социалистов-революционеров глазами и ушами ГПУ: Феномен защитников 1-й группы на показательном процессе социалистов-революционеров г. Особенности, парадоксы и итога судебного процесса социалистов-революционеров г. Тезисы докладов научной конференции, посвященной летию со дня рождения Л. Зак и летию со дня рождения В. Екатеринбург, мая Поведение революционера на следствии, суде и в тюрьме в контексте традиций революционной субкультуры на материалах судебного процесса г.

Конкурс грантов года: Изд-во Уральского ун-та, Наружное наблюдение ГПУ за публикой в зале суда на процессе социалистов-революционеров г. Сборник научных трудов аспирантов и соискателей.

Н, Парадоксы реабилитации подсудимых процесса с. Феномен эсеровского терроризма в России Издательский дом Международного университета в Москве, Феномен и парадоксы взаимоотношений социалистов-революционеров и социал- демократов до и после Октября г.

Участие меньшевиков в антибольшевистской кампании накануне и во время процесса-р. Тактика поведения, победы и проигрыши обвиняемых 1-й группы в контексте парадоксов и казусов организации и ведения процесса. Тюремное противостояние власти и 22 заключенных Инициатива комиссии Лозовского, Чичерина, Менжинского и А. Смирнова и борьба заключенных за выбор места ссылки июль -февраль г.

Однако с позиций современных научных знаний судебный процесс с. Достаточно отметить, что в отличие от общепринятых оценок г.

Этой датой следует считать конец - начало г. В то же время процесс г. Само межпартийное противостояние имело глубокие корни, а его рассмотрение немыслимо, с одной стороны, вне контекста взаимоотношений социал-демократов и эсеров, а с другой - без учета разной природы и концептуальных различий их доктрин. Главная же и совершенно уникальная черта судебного процесса с.

Данная сверхзадача хотя обычно прямо и не называлась и была главной как для судей-большевиков и стоявших за их спинами вдохновителей и дирижеров процесса , так и для подсудимых-эсеров и их соратников на воле и в эмиграции. Без ясного осознания этой главной особенности процесса внешний наблюдатель зафиксирует абсурдность прежде всего, с точки зрения юриспруденции того, что происходило во время подготовки и проведения процесса.

Обе стороны полемизировали в рамках одной парадигмы -социалистической, а при переводе дискуссии на процессе в плоскость социалистической теории лидеры ПСР блестяще и на равных полемизировали с Н. Впрочем, имелись уже и терминологические различия. Большевики стремились избежать повторения печального опыта самодержавия, с переменным успехом боровшегося с революционным подпольем более поттувека.

Успехи эсеровской и меньшевистской агитации в студенческой и рабочей среде в гг. Соединение идей и "субкультуры революционного подполья" пользуясь термином петербургского исследователя Б.

А опасность такого соединения в гг. Колоницкого убедительно свидетельствует, что февральские события г. Это, собственно говоря, и определило три магистральных направления борьбы большевистской власти с надвигающейся опасностью.

Во-первых, таким направлением оставалось комплексное воздействие на все классы и слои общества как средствами пропаганды, так и методами всеобщего устрашения и чекистского контроля. Ленин и другие наиболее последовательно мыслящие вожди большевизма поняли довольно быстро, что изоляция а при возможности и необходимости и физическое уничтожение социалистов - эта жизненная потребность самосохранения режима.

Став властью и сев, образно говоря, на стул диктатуры, они пытались усидеть и на стуле революционных традиций все больше и больше подменяя следование ее нормам риторикой.

Устойчивость позиций оппозиционных социалистов по сравнению с большевиками была очевидной -они продолжали свое старое дело - борьбу с властью, хоть и состоявшей теперь из бывших революционеров, широко использующих старые революционные нормы и символы, но в своей одиозности быстро опередившей авторитарный царский режим.

Символы власти и борьба за власть: Все это и определило сверхзадачу большевиков на процессе с. Как видится, причина того, что большевики быстро стали создавать культы личностей своих вождей, а чуть позже называть в свою честь заводы, стадионы и даже города, было не только или не столько данью их тщеславию, но и выверенной политической линией, с одной стороны, по сакрализации себя в глазах далекого от традиций революционной субкультуры обывателя города раньше называли только в честь святых да царей , с другой это уже для тех, кто мыслил категориями и символикой революционной субкультуры - по утверждению себя в первых рядах революционного пантеона героев.

Научная историография процесса социалистов-революционеров, имевшего такой общественно-политический и международный резонанс, не столь велика, как этого можно было бы ожидать. Правда, накануне и в ходе самого процесса было выпущено огромное количество брошюр и статей, опубликованных ведущими большевистскими публицистами и безвестными журналистами в сотнях газет и журналов по всей стране.

Собственно говоря, статьи и брошюры г. Эти брошюры и статьи г. Так, например, эта комиссия своим решением от 16 мая г. Меньшевики, правые эсеры и революция. Минск, ; Зорин С. Тамбов, ; Быстрянский В.

Меньшевики и эсеры в русской революции. Доклад, прочитанный секретарем Харьковского губкомат. Поповым 19 октября г. Харьков, ; Союз трудового крестьянства, или Царские холуи в эсеровской шкуре.

Дзержинский Бухариным, Луначарским и Крыленко, а также в тезисах агитаторам, составленных Агиткомиссией ЦК по процессу с. Таким образом, все основные параметры агитационно-пропагандистских статей и брошюр г. К разряду публицистических сочинений и источников одновременно следует отнести вышедшую тогда же, но за границей, книгу меньшевика В.

Во-первых, ощутимо большей насыщенностью фактами, во. Партия социалистов-революционеров эс-эров и ее роковая для Русского Народа роль за четырехлетний период гг. Судебный процесс над социалистами-революционерами июнь-август Эсеровские убийцы и социал-демократические адвокаты факты и документы. Очерк истории партии эсеров.

Что установил процесс так называемых "социалистов-революционеров". Партия социалистов-революционеров правых эсеров. Вновь эта тема появляется в е годы XX в. Но об исследовании процесса с. В этой категории исследований можно выделить лишь две работы, авторы которых воспользовались для своих построений не только очевидными и лежавшими "на поверхности" материалами периодики и опубликованными тогда же, в г.

В духе этих старых представлений он правда,. Крушение антисоветского подполья в СССР. Нет оснований согласиться с выводом Д. Голинкова о том, что "поистине трудно найти в истории еще один подобный политический судебный процесс, на котором подсудимые пользовались бы большей свободой слова и большими.

Пятакову, запретом на встречу и общение русских адвокатов и иностранных социалистов-защитников и т. Специфичность организации и ведения процесса, постоянное ущемление права подсудимых на защиту были зафиксированы всеми беспристрастными наблюдателями и бросаются в глаза даже при чтении стенограмм процесса.

С выводом Голинкова отчасти можно согласиться только, если сравнивать процесс с. Весьма неоднозначное и противоречивое впечатление производит книга Н. Костина "Суд над террором", появившаяся уже в г. Особенность этой книги в том, что, с одной стороны, автор в отличие от многих касавшихся процесса г.

Впрочем, куда серьезнее проявилась тенденциозность автора в выборе тем и сюжетов, в отборе материала, в трактовке явлений, в характеристике побудительных действий участников процесса и т. Подобных тенденциозных передержек в книге весьма много. Укажем ниже лишь на некоторые из них. Так, говоря о требовании подсудимыми 1-й группы и их адвокатами отвода суда и гособвинителя Крыленко, Костин не приводит их аргументов, среди которых были более чем серьезные, включая нарушение законов и процессуальных норм.

Скажем, следствие Верхтриба вела жена Крыленко Е. Розмирович, сам Крыленко был председателем Коллегии Верхтриба, но во время суда стал государственным обвинителем, заместителем председателя суда был его подчиненный А. Галкин, а в довершение всей этой картины председатель суда Пятаков являлся свояком Крыленко по утверждению Вандервельде заграничной прессе. Адвокаты указывали на полную недопустимость подобной ситуации и требовали нового следствия и новой конструкции суда и обвинения. Костин же по этому поводу писал: Да, действительно подсудимые 1й группы, как позже мы это увидим, считали Крыленко самым опасным и самым талантливым прокурором в России, но это вовсе не перечеркивает нарушения, допущенные при конструировании суда.

Говоря о причинах ухода иностранных защитников, Костин не упоминает о той травле, которой они подвергались даже в зале суда со стороны, скажем, тех же Бухарина и Крыленко, или о том, что их речи не переводили, ссылаясь на отсутствие хорошего переводчика.

В результате получалось, что подвергаемые травле защитники оказались совершенно безгласными. Костин игнорирует и весьма весомые аргументы русских адвокатов, объяснявших, почему они не могут оставаться на процессе. Его вывод категоричен и весьма спорен: Они провоцировали их на излишнюю откровенность, которая могла им дорого стоить.

Гусевым самой известной в советское время книге об эсерах, охватывающей всю историю партии, собственно процессу было посвящено четыре страницы, половина из которых повествовала об агитационно-пропагандистских действиях власти.

Обращает на себя внимание и значительно более сдержанный тон и оценки Гусевым самого процесса, выгодно отличавшие его от авторов двух упомянутых выше работ. Помимо традиционного вывода о том, что "процесс над лидерами эсеров одновременно с ликвидацией значительной части антисоветского подполья нанес сильнейший удар по престижу партии, что заставило многих ее рядовых членов полностью порвать с ней", автор процитировал также документы Нижегородского губкома РКП б , свидетельствовавшие об усилении деятельности эсеровских организаций и создании новых ячеек в 5-ти уездах эсеровская организация Кулебакских заводов в сентябре г.

Таким образом, историк отметил и ту центростремительную тенденцию в эсеровской среде, которую власти старались в отличие от центробежной не замечать. В издание г. Успеху автора в реконструкции исторических реалий способствовало то, что им впервые вводились в научный оборот документы и материалы из зарубежных библиотек и архивохранилищ, а также воспоминания ряда очевидцев и участников событий. Благодаря сочетанию последних с широким использованием советских, русских эмигрантских и иностранных газет, М.

Янсену удалось создать многоаспектную картину противостояния коммунистов и эсеров накануне, в годы гражданской войны, и в ходе самого судебного процесса. Правда, в двух последних архивах Янсен получил возможность.

Никифор 2 комментариев 18.07.2014