У нас вы можете скачать книгу Танец. Мысль. Время Асаф Мессерер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Теперь-то я бы не удивилась: Егорова прославилась не только в Мариинском, но и как прима Русского балета Дягилева, а теперь в ее классе занимались многие балерины из Балле Рюс Де Монте-Карло.

Уже назавтра мы с Асафом объявились у Кшесинской. Так называемая студия оказалась довольно тесным зальчиком. Кшесинская преподавала балетную науку в простом широком светлом платье в цветочек. Народ был самый разношёрстный. Дети соседствовали с крупногабаритными девушками, я бы сказала, разного достоинства.

Прилежание их тоже разнилось — одни старались, другие больше созерцали. С неё сошел налет величественной властности, поразившей меня накануне. Кто профессионал, а кто прямо с улицы.

Вот та, например, — кивнула Кшесинская в сторону слишком полной ученицы — пришла и просила научить ее 32 фуэте крутить. Она платит — я учу. Но, увы, у неё не получается Урок Матильды Феликсовны производил безрадостное впечатление. Комбинации были взяты с потолка. Никакой знаменитой петербургской школы, просто логики не чувствовалось. Ольга Иосифовна Преображенская как педагог понравилась куда больше.

Чувствовалось её стремление добиться результата. Недаром Ваганова называла Преображенскую одним из своих любимых учителей. Похоже, та не растеряла своих достоинств и в парижской Уэкер-студии.

Другое дело, что человеческий материал у нее был тоже не ахти. Смешанный-перемешанный класс, разный уровень знаний учеников мешал педагогу раскрыться. Иногда она задавала очень трудные вещи, скажем, заноски посреди зала.

Но одни выполняли, другие — нет, дисциплины в группе не было никакой. Тем не менее Преображенская металась по студии, делая замечания тут и там. Кого шлёпала по спинке, кому пятку поднимет, кому кисть поправит. Переходила с французского на русский, на английский. Однако больше всего в Париже нам понравились уроки, которые удалось взять в студии Алисии Францевны Вронской, бывшей балерины Мариинского театра. Мой добрый друг Александр Васильев, известный театральный художник, посетил её в Лозанне в году, когда ей было 95 лет, и передал мне от неё привет.

Всё-таки балет — покровитель долгожителей. Он репетировал со мной вариацию, которую поставил в бытность свою хореографом у Анны Павловой.

Прикоснуться к хореографии, созданной для богини балета, да еще под взглядом её личного наставника — это было как надеть балетные туфли Павловой Кстати, ранее, во время своих вторых гастролей в Риге, Асаф получил приглашение танцевать партнёром Анны Павловы, если он подпишет контракт на гастроли по всему миру на три года.

Совсем не хотелось им возвращаться из приветливого Парижа в фашистский Берлин. Да и было страшновато. А в зале собралась берлинская знать в галстуках-бабочках и меховых накидках.

Быть может, функционеры национал-социалистической партии Гитлера? Или высшие менеджеры из правления компаний Круппа, Мессершмидта? Разве могли они тогда представить себе, что через 8 лет эти имена врежутся в память осколками бомб, убивших их брата Эммануила, моего отца. Между тем зал рукоплескал. Проповедники высшей арийской расы не отказывали себе в удовольствии считаться ценителями высокого искусства. А на следующий день Суламифи и Асафу принесли весьма лестные рецензии. Любопытно, что под лучшей из этих рецензий стояла подпись Дж.

Левитана, однофамильца знаменитого советского диктора, которого Гитлер обещал повесить вслед за Сталиным на Красной площади в году. Вероятно, эта статья имела отклик и в Америке. После Берлина Суламифь и Асаф снова дали концерт в Париже, и там сразу три американских импресарио, включая уже прославившегося к тому времени Сола Юрока, стали вести с ними переговоры.

Один из них оказался настолько энергичным, что настаивал на гастролях в США уже в том же сезоне. Он много фотографировал их на афиши, напечатал черновик программы. Но даже четырехмесячная прогулка за рубеж — по тем поднадзорным временам — это было чересчур. К тому же, Асаф обмолвился о возможности американских гастролей в письмах жене, Анели Судакевич. Письмо прочитали где надо. Тут же партком поручил известному танцовщику Михаилу Габовичу, другу Асафа, отправить в Париж телеграмму: Одновременно Асафу пришла радостная весть.

И они вернулись в Москву, где крепчал террор. Следующие заграничные гастроли пришлось ждать много лет. Им уже не удалось больше выступить вместе на Западе, но впоследствии они прославились там как выдающиеся хореографы и педагоги. Красивая в своем не очень молодом возрасте, стильно одетая, очень уверенная в себе.

И, как кажется, не слишком склонная к романтизму, далеко не наивная девочка-идеалистка — даже в те годы, когда они встретились — Зоя и Андрей. Из обеспеченной еврейской семьи, выпускница ГИТИСА, кандидат наук, критик-театровед и писательница, а еще жена и мать маленького симпатичного Ленички — вот ее статус на момент встречи с Вознесенским. Вначале он ее увидел. Увидел — и начал завоевывать. А она не завоевывалась Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе последних новостей журнала ЧАЙКА и получать избранные статьи, опубликованные за неделю.

Перейти к основному содержанию. Исторические гастроли Асафа и Суламифи Мессерер. Комментировать войти или зарегистрироваться. Ее пьеса, по которой Лера Суркова сделала фильм, далеко не простая. Семенова иногда уезжала в Ленинград недели на две - заниматься с Вагановой. Иногда, наоборот, та приезжала в Москву. Но их плодотворная творческая совместность как бы прервалась. И эпизодические наезды не могли возместить преимуществ той каторжной, регулярной работы, которую клянут все артисты, называют даже "голгофой", но без которой нет нашей профессии.

И некая причина лежала уже в событийной, временной сфере. В балетах х годов балерине ранга Семеновой, в общем-то, нечего было делать.

Сакраментальная фраза Самосуда перед премьерами: Широта ее натуры, ее талант требовали ролей, образов, больших хореографических полотен. А в новых балетах ей часто доставались лишь эпизоды. И она нуждалась в своем Фокине, Горском, Голейзовском Его занятия танцами оставались тайной для родственников. Однако, как правило, тайное становится явным. Для родителей это известие оказалось неожиданным: Тем временем, студия лишилась почти одновременно двух педагогов, Павловой и Соколовской.

Их замена оказалась потрясающей: Горский, замечательный и известный балетмейстер Большого театра. В профессиональной карьере Асафа Мессерера он сыграл немалую роль. Следуя совету учителя, Асаф подал заявление и выдержал конкурсный экзамен. После зачисления, его определили в выпускной класс, в котором преподавал сам А.

Перед юношей стояла невероятно сложная задача — пройти восьмилетний курс обучения всего за год. Выполнить её оказалось ещё труднее, поскольку жизнь и ученичество сопровождались голодом и холодом. В программу обучения были включены общеобразовательные предметы, история искусств, музыка; обучали мимике, фехтованию, акробатике… Преподавание танцевального искусства велось в классах поддержки, характерного, классического танца.

Асаф выдержал все трудности, заполненного до предела, учебного года. Прогресс, достигнутый в течение этого отрезка времени, был налицо.

В мае года, сдав экзамены, он поступил в труппу Большого театра. Асаф Мессерер начинал свою карьеру, как все новички, в кордебалете. В отличие от многих танцовщиков, не утруждавших себя регулярными занятиями, он занимался каждый день, всё лучше овладевая техникой. Достичь желаемого ему удалось, наращивая число и частоту вращений, овладевая любым движением в обе стороны, совершенствованием разного рода прыжков, тройных туров в воздухе…, стремлением добиться виртуозности исполнения танца.

К счастью, Асаф стал рано осознавать, что на одной технике далеко не уедешь. Ведь куда целесообразнее, создавая глубокий образ, использовать технику в сочетании с бесконечным спектром красок, оттеняя ими каждое движение. За сравнительно короткий срок им был достигнут определённый прогресс, не оставшийся незамеченным руководством.

Поэтому в кордебалете он задержался ненадолго. Затем последовало участие в балетах: В эти годы он проявил себя великолепным танцовщиком, исполнившим все ведущие сольные партии классических русских и зарубежных, а также современных советских балетов.

Он стал известным балетмейстером и замечательным педагогом. Как балетмейстер, он ставил балетные спектакли, танцы в операх, отдельные концертные номера. Ряд спектаклей были им поставлены в Варшаве, Будапеште, Софии…Работая в Брюсселе, вместе с женой, Ириной Тихомировой, создавал хореографическое училище. Ему удалось в балетной школе Бежара, в течение 8 месяцев, поставить 28 балетов! Как педагог он начинал в студии Драматического балета, продолжив свою педагогическую деятельность в вечерней студии Большого театра.

В целом, 37 лет Асаф Михайлович отдал Московскому хореографическому училищу. С года вёл класс в Большом театре. Он, и его жена, давали уроки классического танца в Австралии, в Париже Его талант педагога заключался в способности наилучшим образом научить солиста хореографической технике при непременном условии постоянного совершенствования её. Что же ещё особенно важно подчеркнуть?

myabovor 5 комментариев 18.07.2014