У нас вы можете скачать книгу Тень топора Владимир Рыбаков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В романе Тяжесть правдиво рисует будни советских солдат. В романе Тавро история русского эмигранта, Афганцы война в Афганистане. Рыбаков, Владимир Мечиславович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см.

Владимир Рыбаков Имя при рождении: Владимир Сечински Дата рождения: Мал малышок, по подземелью шел, перед солнцем стал, колпачишко снял гриб. Ни сучок, ни листок, а на дереве растет губка. Сидит девица в темной темнице, коса на улице морковь. Марина Мстиславовна Неёлова Дата рождения: Содержание 1 Сюрикенное оружие 1. Подумав об этом, как-то нехорошо усмехнул-ся. С этой застывшей усмешкой вошел через десять минут в караульное помещение.

Теплый вонючий воздух хлынул в легкие. Веки стали накатываться на белки, мир стал незначительным, и ноги сами по себе понесли тело в спальное помещение, где шел согревающий "гороховый бой". Из ямы сна меня вытолкнул запах анаши, [1] сладковато-желанный.

С тупой злобой вспыхнули мысли: Растирая лицо, измятое кожаной обивкой топчана, я вошел в помещение для бодрствующей смены и заметил там несколько привычно блаженных лиц — вялые щеки и веселые глаза, блестевшие, как у умершего от радости, говорили, что не одну папироску с анашой втянули они в себя.

Снежный пар, медленно клубясь, беловато окутывая маршалов на портретах, висевших на стенах, стал проникать во все углы. Никто не пошевелился все были старыми курильщиками , глаза по-прежнему излучали безразличное веселье, неискрящееся, гладкое; некоторые изредка вздрагивали, и я сразу понял, что они ко всему еще чифирили.

Начкара [3] нет — с баб, сопляк, не слазит. Тут я заметил, что салаги [4] Мусамбегова в помещении нет. Остатки сна на ресницах исчезли, и, чувствуя в душе желчь, я бросился к выходу. Мусамбегов валялся под окнами "губы", [5] кто-то уже успел помочиться на него, но ни замерзшая моча на лице, ни веселый хохот в камере губы его не трогали. Бесснежная зима свирепствовала на физиономии Мусамбегова, вздутые мышцы шеи упирали его голову в облупленную стену, до кадыка упал безвольный подбородок, губы кривились хихиканьем, которому не отвечали глаза, медленно мигающие, мерцающие внутренней слепотой.

Щемящая жалость и презрение к новичку охватили меня, я не знал — ударить его или погладить по голове. Но знал, что после истеричного смеха наступает грусть, а после действия анаши — грустное оцепенение, когда мир видится сгустком удобрения, а этот мир — ты.

Он быстро поднял голову и спросил:. Мышцы вокруг его глаз напряглись. Этому девственнику, несмотря на юродивую усмешку, хотелось плакать. Он замерзал без снега под собой, без мысли и жалости к себе, с верой в очелове-чивание падших.

А я, его командир, его папа римский, могущий сделать все: Дорога, ведущая в часть, была по-прежнему пуста. Сгорбленные черные деревья вдоль нее нудно размахивали редкими ветвями, над головой, очень далеко, издевательски ярко синело небо.

Мусамбегов, послушно подчиняясь моим подзатыльникам, поплелся в сушилку. Захлопывая за ним дверь, я почувствовал затылком полный упрека взгляд Коли Свежнева, белокурого с рыжева-тыми глазами новосибирца. Пренебрегая, вышел в коридор, зная, что он поплетется за мной.

Протянув мне дорогую сигарету, Свежнев заговорил:. Тяжелые задачи висят на наших плечах, которые… Ведь деспотизм…. Не нужно напоминать, почему тебя исключили из университета. Ты ведь все это говоришь не только думая: Нашел время и место. Салаги надышались, а он мне тут о демократии, свободе слова. Если я кое в чем кумекаю, если могу спорить с тобой о Бердяеве, так ты уж и решил, что я на тебя похож?

Да ты сам по отношению к своей совести маклак. Я уже не знал, что говорю. Этот караул был тяжелым, да и желчь все еще сидела во мне. Коля покраснел и, вытаскивая бумажку из кармана, тихо воскликнул:.

Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта. Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Владимир Михайлович Рыбаков Тяжесть.

Инга 3 комментариев 13.07.2014