У нас вы можете скачать книгу Воспитание с умом. 12 революционных стратегий всестороннего развития мозга вашего ребенка Дэниэл Сиг в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И речь вовсе не идет о том, чтобы работать на износ и заставлять работать своих детей , фанатически стараясь наполнить каждое их переживание значением и смыслом. Мы говорим о том, что надо просто быть рядом со своими детьми, чтобы вы могли помочь им стать более интегрированными. В результате этого они будут процветать эмоционально, интеллектуально и социально. Интегрированный мозг проявляется в эффективном принятии решений, лучшем контроле над телом и эмоциями, более глубоком понимании себя, прочных отношениях с людьми и успехах в школе.

И все это начинается с того опыта переживаний, который родители и другие люди, заботящиеся о ребенке, предоставляют ему. Этот опыт лежит в основе интеграции и психического здоровья. Давайте немного конкретизируем, как это выглядит, когда человек — ребенок или взрослый — пребывает в состоянии интеграции. Когда человек хорошо интегрирован, он наслаждается психическим здоровьем и благополучием. Но не так просто определить, что это такое. Хотя горы книг написаны о психических заболеваниях и расстройствах, психическому здоровью определение дается крайне редко.

Дэн одним из первых попытался дать психическому здоровью определение, которое сейчас начали использовать ученые и врачи по всему миру. Оно базируется на понятии интеграции и связано с представлением о комплексе динамических процессов, окружающих отношения между людьми и мозг. Представьте себе спокойную реку, текущую по природным просторам.

Это река вашего благоденствия. Когда вы мирно устремляетесь по ее течению в своей лодке, вы ощущаете, что находитесь в целом в хороших отношениях с окружающим вас миром. Вы имеете ясное представление о себе, о других людях и о своей жизни. Вы можете быть гибким и приспосабливаться к изменениям ситуации.

Вы спокойны и эмоционально устойчивы. Однако, по мере того как вы двигаетесь по течению, временами вас выносит чересчур близко к одному из речных берегов. Это порождает различные проблемы в зависимости от того, к какому берегу вы приблизились. Один берег представляет собой хаос, где вы ощущаете потерю контроля. Вы оказываетесь захвачены беспорядочными водоворотами реки, порождающими суматоху и смятение. Вам необходимо удалиться от берега хаоса и снова вернуться в спокойное течение реки.

Но не заплывайте слишком далеко, поскольку другой берег тоже представляет собой угрозу. Это берег косности, являющейся противоположностью хаоса. Косность как противоположность потери контроля проявляется в том, что вы устанавливаете контроль над всем и всеми вокруг вас. Вы становитесь абсолютно неготовыми к адаптации, компромиссу или переговорам.

У берега косности вода пахнет затхлостью, а камыши и ветки деревьев мешают вашей лодке плыть по реке благоденствия. Одна крайность — это хаос с его полным отсутствием контроля. Другая крайность — это косность, где контроль в переизбытке. Таким образом, одна крайность — это хаос с его полным отсутствием контроля. Другая крайность — это косность, где контроль в переизбытке, что ведет к недостатку гибкости и приспосабливаемости. В моменты, когда мы оказываемся очень близко к берегам хаоса или косности, мы удаляемся от психического и эмоционального здоровья.

Чем дольше нам удается избегать обоих берегов, тем больше времени мы проводим, наслаждаясь рекой благоденствия. Большую часть нашей взрослой жизни можно представить как движение по этим путям: Гармония возникает благодаря интеграции. Хаос и косность проявляются, когда интеграция заблокирована.

Все это применимо и к нашим детям. У них есть свои собственные маленькие лодочки, и они плывут — каждый по своей реке благоденствия. Многие из тех испытаний, которым подвергает нас наша родительская роль, случаются, когда наши дети выпадают из потока, становясь либо чересчур хаотичными, либо очень негибкими. Ваш трехлетний малыш не дал поиграть своей игрушечной лодочкой другому ребенку в парке? Он стал плакать, кричать и бросаться песком, когда его новый друг забрал лодочку?

Вы можете помочь своему ребенку, направив его обратно в поток реки, в гармоничное состояние, позволяющее избежать хаоса и косности. То же самое относится и к детям старшего возраста. Ваша обычно добродушная пятиклассница расплакалась до истерики оттого, что не получила главную роль в школьном спектакле.

Она не желает успокаиваться и постоянно повторяет, что у нее лучший голос в классе. На деле она мечется между берегами хаоса и косности, и ее эмоции явно одерживают контроль над ее логическим мышлением.

В результате она упрямо отказывается признать, что кто-то другой может быть тоже талантлив. Следует вернуть ее обратно в поток благоденствия, чтобы она смогла достичь более уверенного внутреннего равновесия и перейти в более интегрированное состояние не беспокойтесь — мы предложим вам для этого множество способов. Практически все моменты выживания так или иначе попадают в эту схему. Полагаем, вы будете поражены, увидев, насколько образы хаоса и косности помогут вам понять самые сложные поступки вашего ребенка.

Эти образы на самом деле позволяют оценить, насколько хорошо интегрирован ваш ребенок, в любой конкретный момент времени. Если вы видите хаос или негибкость, вы знаете, что ребенок находится в неинтегрированном состоянии. А когда он находится в состоянии интеграции, то демонстрирует качества, которые свойственны человеку психически и эмоционально здоровому: Мощный и практичный концепт интеграции позволяет видеть, когда наши дети — да и мы сами — переживаем хаос и закостенелость, поскольку интеграция оказалась заблокирована.

Познакомившись с этой идеей, мы затем создаем и воплощаем в жизнь стратегии, способствующие интеграции в жизни наших детей и в нашей собственной жизни. Это стратегии повседневного формирования интегрированного мозга, которые мы изучим в каждой из следующих глав. Воспитатель позвонила ее отцу, чтобы тот сейчас же забрал девочку домой. На следующий день, когда настало время собираться в детский сад, Кэйти начала плакать, хотя к тому моменту она уже чувствовала себя хорошо.

Это стало повторяться каждое утро в течение нескольких последующих дней. Томас мог кое-как одеть ее, но все становилось гораздо хуже, когда они приходили в садик. Сначала, пока они шли до здания садика, она демонстрировала своего рода цивилизованное непослушание. Она шла рядом со своим отцом, но каким-то образом умудрялась сделать так, что ее маленькое тело становилось тяжелее большого рояля, ее сопротивление превращало их прогулочный ход в некий вид волочения. Когда ему, наконец, удавалось вырвать себя из ее удержания и покинуть помещение, он слышал крик дочери сквозь весь шум, создаваемый другими детьми: Подобного рода сепарационная тревожность — вполне нормальное явление для маленьких детей.

Детский сад может быть порой пугающим местом. Ей нравились занятия, друзья, истории. Так что же случилось? Почему простое переживание ситуации, когда ее вырвало, вызвало в Кэйти настолько сильный и иррациональный страх и как следовало бы Томасу реагировать на этот страх?

Но он, кроме того, стремился превратить этот трудный опыт в возможность для Кэйти извлечь из него пользу, как в ближайшее время, так и на будущее.

Мы вернемся к тому, как Томас справлялся с ситуацией, используя свои базовые знания о мозге, дабы превратить момент выживания в возможность помочь процветанию своей дочери.

Конкретно говоря, он понял то, что мы собираемся показать вам сейчас: Вы знаете, что наш мозг разделен на два полушария. Эти две части мозга не только разделены анатомически, они, кроме того, выполняют разные функции. В научном сообществе способ влияния различных полушарий мозга на нас принято называть левополушарной и правополушарной модальностью.

Но ради простоты мы перейдем к разговорной терминологии и будем говорить о левом мозге и правом мозге. Наш левый мозг любит порядок и стремится к нему.

Он логичен, литерален буквален и любит буквы , лингвистичен любит слова и линеен он выстраивает вещи в последовательность или упорядочивает. Правый мозг — глобальный и невербальный. Он посылает и получает сигналы, позволяющие нам осуществлять коммуникации. Например, ведает выражением лица, зрительным контактом, интонацией, позой и жестами. Вместо концентрации на отдельных деталях и стремления упорядочивать их, наш правый мозг заботится об общей картине мира или ситуации — о значении и ощущении переживаемого — и специализируется на образах, эмоциях и личных воспоминаниях.

По мере того как дети становятся старше, они с успехом осваивают левостороннее мышление. Нередко говорят, что правый мозг преимущественно интуитивный и эмоциональный, и мы будем использовать эти определения в дальнейшем тексте в качестве удобного сокращения при разговорах о том, чем занимается наш мозг.

Но при этом держите в голове, что технически более точно будет говорить про эту часть мозга как более непосредственно влияющую на организм и нижние отделы мозга, которые позволяют получать и интерпретировать эмоциональную информацию. Это может показаться несколько сложным, но суть в том, что левый мозг — логический, лингвистический и литеральный, правый же эмоциональный, невербальный, экспериментальный и автобиографичный и его абсолютно не волнует, что все эти слова не начинаются с одной и той же буквы [5].

Вы можете представлять себе это следующим образом: Как известно, по мере того как дети становятся старше, они с успехом осваивают левостороннее мышление: С другой стороны, правый мозг заботится о духе закона , эмоциях и переживаниях в человеческих отношениях.

Левый фокусируется на тексте — правый озабочен контекстом. Именно иррациональный, эмоциональный правый мозг заставлял Кэйти кричать своему отцу: Если говорить с позиций развития, у очень маленьких детей правое полушарие является доминирующим, особенно в первые три года жизни.

Они еще не развили способность пользоваться логикой и словами для выражения своих чувств, и они живут исключительно текущим моментом. Именно поэтому они готовы, забыв про все, сесть на корточки и полностью погрузиться в созерцание божьей коровки, ползущей по тротуару, нисколько не заботясь о том, что опаздывают на музыкальные занятия.

Для них еще не существует рассудочных соображений, логики, ответственности и времени. Чтобы жить сбалансированной, полноценной, творческой жизнью, полной прочными отношениями с людьми, два наших полушария должны работать совместно. Сама архитектура мозга предполагает это. В частности, структура мозга под названием мозолистое тело представляет собой пучок волокон, проходящих в центре мозга между полушариями и связывающих левые и правые его отделы.

По этим волокнам проходят коммуникации между двумя сторонами нашего мозга, позволяя полушариям работать совместно, как единая команда — именно то, что мы хотим для наших детей. Важно, чтобы они были горизонтально интегрированы , чтобы две стороны их мозга действовали в гармонии.

Наши дети должны прислушиваться и к собственной логике, и к собственным эмоциям. Тогда они будут вполне уравновешены и способны понять как самих себя, так и мир в целом. У человека не зря есть две стороны мозга. Благодаря тому что каждая из сторон специализируется на конкретных функциях, мы можем достигать комплексных целей и выполнять более сложные, хитроумные задачи.

Когда две стороны нашего мозга не интегрированы, возникают значительные проблемы, и мы в результате получаем свой опыт либо от одной, либо от другой стороны. Использование только одного — левого или правого мозга — подобно попытке плыть, гребя только одной рукой. То же самое с мозгом. Подумайте об эмоциях, например. Они абсолютно необходимы, если мы хотим, чтобы наша жизнь была полноценной, но нежелательно, чтобы они полностью управляли нашими жизнями. Если наш правый мозг одержит верх и мы будем игнорировать логику левого мозга, мы будем чувствовать себя погруженными в образы, чувственные ощущения тела и в то, что будет ощущаться как эмоциональное наводнение.

Но в то же самое время не стоит использовать лишь наш левый мозг, оторвав логику и речь от чувств и личных переживаний. Это будет ощущаться как жизнь в эмоциональной пустыне.

Цель — избежать жизни в эмоциональном наводнении или в эмоциональной пустыне. Необходимо позволить играть свои важные роли иррациональным образам, нашим автобиографическим воспоминаниям и жизненным эмоциям, но следует интегрировать их с теми нашими сторонами, которые вносят в жизнь структуру и порядок.

Когда Кэйти сходила с ума из-за того, что ее оставляли в детском саду, она по большей части работала своим правым мозгом.

В результате Томас наблюдал алогичное эмоциональное наводнение — иррациональный правый мозг Кэйти работал вне координации с логическим левым мозгом. Тут необходимо заметить, что проблемы создают не только эмоциональные наводнения, переживаемые нашими детьми. Эмоциональная холодность, когда чувства и правый мозг игнорируются или отвергаются, не лучше наводнения. Мы чаще сталкиваемся с такой реакцией у старших детей. Например, Дэн описывает эпизод общения с двенадцатилетней девочкой, которая пришла к нему на прием с историей, знакомой многим из нас.

Аманда упоминала ссору, которая произошла у нее с лучшей подругой. От ее матери я знал, что этот спор был очень болезненным для Аманды, но, рассказывая о нем, она лишь пожимала плечами и смотрела в окно, говоря: Я помог ей понять, что, хотя ей и больно думать о конфликте с подругой, она должна уделять внимание и даже уважать то, что происходит в ее правом мозге, поскольку он непосредственно связан с нашими телесными ощущениями и сигналами от нижних отделов мозга, которые в комбинации создают наши эмоции.

Таким образом, все наше воображение, ощущения и автобиографические воспоминания пронизаны эмоциями. Когда мы расстроены, нам может казаться, что безопаснее устраниться от этого непредсказуемого правостороннего самосознания и спрятаться в более предсказуемой и контролируемой логической стране слева.

Ключевой момент помощи Аманде для меня состоял в том, чтобы осторожно настроиться на ее реальные чувства. Я не указывал ей напрямую, что она прячет — даже от себя — всю значимость в ее жизни человека, нанесшего ей обиду. Вместо этого я постарался почувствовать то, что чувствует она, а затем обратился своим правым мозгом к ее правому мозгу. Используя выражение лица и позу, я дал ей понять, что по-настоящему настроен на ее эмоции.

Затем, когда мы установили между собой это ощущение связи, слова стали даваться нам более естественно, и мы смогли начать подбираться к скрытой части происходящего у нее внутри. Попросив ее рассказать историю ссоры с подругой и останавливая ее рассказ в некоторых местах, чтобы пронаблюдать едва заметные изменения в ее чувствах, я смог снова подвести Аманду к ее реальным эмоциям и справиться с ними в продуктивном ключе.

Именно так я пытался связаться одновременно с ее правым мозгом со всеми его чувствами, ощущениями и образами и левым мозгом со всеми его словами и способностью линейно, последовательно изложить историю ее переживаний. Зная, как это происходит в мозге, мы понимаем, что установление связи между двумя сторонами может полностью изменить результат общения.

Мы не хотим, чтобы наших детей обижали. И в то же время важно, чтобы в трудные времена они не просто проходили через них, а умели посмотреть в лицо своим проблемам и преодолеть их. Когда Аманда отступила влево, прячась от всех болезненных эмоций, пробегавших через ее правый мозг, она отказалась от важной части себя, которую ей необходимо было признать. Непризнание наших эмоций — не единственная опасность, с которой мы сталкиваемся, когда чересчур сильно полагаемся на свой левый мозг.

Мы рискуем стать чрезмерно буквальными, жить без восприятия перспективы, утратив истинный смысл вещей, проявляющийся при вплетении их в контекст окружающих явлений специальность правого мозга. Именно такое состояние отчасти является причиной того, что ваш восьмилетний ребенок неожиданно начинает злиться и защищаться, когда вы безобидно подшутите над ним. Помните, что правый мозг отвечает за восприятие невербальных сигналов. Поэтому, если ребенок устал или не в настроении, он может сосредоточиться исключительно на ваших словах и пропустить ваш шутливый тон и подмигивание, которое их сопровождало.

Тина недавно наблюдала забавный пример того, что может случиться, если буквализм левого мозга берет верх. Когда ее младшему сыну исполнялся год, она заказала торт в местном продуктовом магазине. Когда она делала заказ, попросила кондитера написать инициалы своего сына — J. К несчастью, забирая перед праздником из магазина торт, она сразу же заметила проблему, демонстрировавшую, что может случиться, когда человек становится излишне левополушарно-буквальным. Таким образом, наша цель — помочь своим детям научиться использовать обе стороны мозга одновременно, интегрировать левое и правое полушария.

Помните реку благоденствия, о которой мы говорили выше, где на одном берегу хаос, а на другом косность. Мы определили психическое здоровье как пребывание в гармоническом потоке между этими двумя крайностями.

Помогая своим детям связать левое и правое, мы даем им шанс избежать высадки на берег хаоса или косности и жить в гибком течении психического здоровья и счастья. Интеграция правого и левого мозга позволяет удержать от чрезмерного приближения к одному из берегов. Когда чистые эмоции в их правом мозге не сопровождаются логикой левого, они становятся похожими на Кэйти, слишком близко подплывшую к берегу хаоса. Значит, мы должны помочь им ввести в дело левый мозг, чтобы получить некую рациональную картину происходящего и справиться с эмоциями в позитивном ключе.

Точно так же, если дети отрицают собственные эмоции и отступают влево, как это делала Аманда, они притягиваются к берегу косности. В этом случае следует помочь им активнее задействовать правый мозг, чтобы они могли быть открыты новым впечатлениям и переживаниям.

Что вы можете предпринять, стремясь помочь ребенку работать обоими полушариями мозга. Каким образом мы можем способствовать горизонтальной интеграции мозга наших детей? Применение этих методов позволит вам предпринять неотложные шаги в направлении интеграции левого и правого полушарий мозга вашего ребенка. Однажды вечером семилетний сын Тины вскоре после того, как его уложили в постель, появился в гостиной и сказал, что не может уснуть.

Он был, со всей очевидностью, расстроен и объяснил следующее: Его реакция превратилась в стремительный поток отчаянных жалоб: Все родители сталкивались с ситуациями, когда их дети говорили вещи, на первый взгляд не имеющие смысла, или расстраивались по самым нелепым поводам. Такое столкновение с бессмысленностью может вызвать досаду, особенно если вы ожидаете, что ваш ребенок уже достаточно большой, чтобы действовать рационально и придерживаться логики в беседе.

Однако вдруг ни с того ни с сего он расстраивается по совершенно пустяковому поводу, и кажется, что абсолютно никакие уговоры с вашей стороны не помогут. Опираясь на знания о двух сторонах мозга, мы видим, что сын Тины переживал большую волну правополушарных эмоций без достаточного уравновешивания их левосторонней логикой. Левополушарные, логические реакции подобного типа ударятся об невосприимчивую кирпичную стену правого мозга, создавая пропасть между людьми.

В конце концов, логического левого мозга мальчика в этот момент было совсем не видно. Таким образом, если бы Тина ответила своим левым мозгом, ее сын чувствовал бы — либо она его не понимает, либо ее не волнуют его чувства. Он находился в правополушарном, нерациональном, эмоциональном потоке, и левополушарная реакция на такой поток была бы решением, в котором проигрывают все.

И хотя практически автоматической и очень соблазнительной реакцией было бы задать сыну вопрос: Она притянула ребенка к себе, погладила его по спине и ласковым голосом сказала: Я никогда не забываю о тебе. Она обнимала его, пока он объяснял, что иногда ему кажется, что его младший брат получает больше ее внимания и что домашние задания оставляют ему мало свободного времени.

Пока он говорил, она чувствовала, как он расслабляется и смягчается. Мальчик чувствовал, что его слышат и о нем заботятся. Затем она быстро высказалась о тех конкретных вещах, про которые он упоминал, поскольку теперь он был более восприимчив к решению проблемы и планированию, и они решили договорить обо всем этом завтра. Понимание того, как работает мозг вашего ребенка, помогает вам достичь сотрудничества гораздо быстрее и часто с гораздо меньшим драматизмом.

В подобные моменты родители сомневаются, действительно ли ребенок в чем-то нуждается или он просто оттягивает время сна. Воспитание с идеей интеграции мозга не означает, что надо позволять манипулировать собой или поощрять плохое поведение.

Наоборот, понимание того, как работает мозг вашего ребенка, помогает вам достичь сотрудничества гораздо быстрее и часто с гораздо меньшим драматизмом. В данном случае Тина поняла, что происходило в мозге ее сына, поэтому она видела, что следует установить связь с его правым мозгом.

Она выслушала и успокоила его, применяя свой собственный правый мозг, и меньше чем через пять минут он был снова в кровати. С другой стороны, если бы она использовала строгость и отругала бы его за то, что он вылез из постели опираясь на левополушарную логику и букву закона , они оба остались бы еще более расстроенными и потребовалась бы уйма времени, чтобы он успокоился и смог заснуть.

Еще важнее то, что реакция Тины была заботливой и ласковой. Хотя проблемы ее ребенка казались ей глупыми и, возможно, нелогичными, он сам искренне чувствовал все это несправедливым и хотел, чтобы его претензии были признаны. Даже если все это была лишь увертка со стороны ребенка, подобная правополушарная реакция оставалась наиболее эффективной, поскольку позволяла Тине не только удовлетворить его потребность в ощущении связи, но и быстро перенаправить его обратно ко сну.

Эта история указывает на одну важную мысль: Когда ребенок и родитель настроены друг на друга, они испытывают чувство единения. Вот как это работает. В нашем обществе мы приучены улаживать ситуации, используя слова и логику. Но когда четырехлетний ребенок находится в полнейшей ярости оттого, что он не может ходить по потолку, как Спайдермэн как это однажды случилось с сыном Тины , это, вероятно, не самое подходящее время для того, чтобы давать ему вводный урок о законах физики.

Или когда ваш одиннадцатилетний сын обижен, потому что ему кажется, что его сестра получает больше внимания как временами чувствует сын Дэна , не самым приемлемым вариантом будет достать судейскую записку и показать, что вы делаете одинаковое количество замечаний обоим детям.

Вместо этого следует рассматривать такие ситуации как возможность понять, что в определенные моменты логика не подходит в качестве средства внесения некого разумного начала в беседу на первый взгляд, это противоречит здравому смыслу, не правда ли? Очень важно также помнить о том, что какими бы бессмысленными и обидными чувства ребенка ни казались нам, для него они реальны и важны.

Необходимо, чтобы в своей реакции мы обходились с ними, учитывая это. Во время разговора с сыном, признавая чувства ребенка, Тина обращалась к его правому мозгу. Кроме того, она использовала невербальные сигналы, такие как прикосновение, сочувственное выражение лица, ласковые интонации и благосклонное выслушивание.

Другими словами, она включила свой правый мозг для установления связи и коммуникации с правым мозгом ребенка. После этого она могла начать обращаться к левому мозгу сына и говорить о конкретных проблемах, которые он поднял. Другими словами, затем наступает время для Шага 2, который способствует интеграции левого и правого.

После того как Тина отреагировала в правой модальности, она смогла перенаправить эмоции сына с помощью левой. Ей удалось перенаправить их путем рационального объяснения того, как сильно она старается быть справедливой, обещая оставить ему записку, пока он будет спать, а также разработки планов в отношении его следующего дня рождения и того, как превратить выполнение домашних заданий в увлекательное занятие они немного поговорили об этом в тот вечер, но большая часть обсуждалась уже на следующий день.

За счет того, что она сначала установила связь с его правым мозгом, она могла потом перенаправить его внимание с помощью левого мозга, опираясь на логические объяснения и планирование, которые требовали того, чтобы его левое полушарие присоединилось к беседе. Такой подход позволил ребенку использовать обе стороны его мозга в интегрированной, координированной форме.

В конце концов, бывают времена, когда ребенок просто проходит точку невозврата, и эмоциональные волны будут биться о берег, пока шторм не утихнет. А порой ребенку просто надо поесть или поспать. Как и Тина, вы вольны решить, что стоит подождать, пока ребенок придет в более интегрированное состояние души, чтобы в рамках логики поговорить с ним о его чувствах и поведении. Мы отнюдь не пропагандируем вседозволенность и не призываем нарушать установленные вами ограничения только из-за того, что ребенок временно не способен мыслить логически.

Не следует пренебрегать правилами, касающимися уважения и поведения, лишь потому, что левое полушарие ребенка не задействовано. И может возникнуть необходимость прекратить деструктивное поведение и вывести ребенка из сложившейся ситуации, прежде чем вы начнете устанавливать связь и перенаправлять. Таким образом, используя подход интеграции мозга, мы придерживаемся общей идеи — обсуждать плохое поведение ребенка и его возможные последствия после того, как ребенок успокоился, поскольку моменты эмоционального наводнения не очень подходят для преподавания уроков.

После того как левый мозг снова вступит в работу, ребенок станет гораздо более восприимчивым, и вследствие этого дисциплинарные меры будут эффективными. Это можно представить так, как будто вы спасатель, который бросается в воду, обхватывает своего ребенка, вытаскивает его на берег и только потом говорит ему, чтобы он в следующий раз не заплывал так далеко.

Когда ваш ребенок утопает в правополушарном эмоциональном наводнении, вы окажете себе и своему ребенку большую милость, если установите с ним связь прежде, чем перенаправлять его. В этом ключ стратегии. Такой подход может быть спасательным кругом, который позволит вашему ребенку держать голову над водой и не даст затянуть вас под воду вместе с ним.

Малыш упал и ободрал локоть. Дошкольник потерял любимого котенка. Пятиклассника в школе обидел верзила. Когда ребенок переживает болезненные, огорчительные или пугающие моменты, его могут захлестнуть сильные эмоции и физические ощущения, переполняющие правый мозг. Если такое случается, мы как родители должны помочь ему ввести в общую картину левое полушарие, чтобы ребенок начал понимать, что происходит.

Один из лучших способов содействовать подобного типа интеграции — помочь ребенку пересказать события, породившие пугающие или болезненные переживания.

Белле, например, было девять лет, когда засоренный унитаз переполнился после того, как она спустила воду, и переживания, которые она испытала, наблюдая, как вода поднимается и начинает литься на пол, привели к тому, что она не хотела а практически — не могла после этого спускать воду.

Он дал ей возможность рассказать столько, сколько она смогла, и помог ей дополнить недостающие детали, в том числе о появлении страха нажимать кнопку смыва, который она испытывала с того момента. После многократного пересказа страхи Беллы уменьшились и со временем совсем прошли. Почему пересказ событий настолько эффективен? По сути, то, что сделал Даг, было помощью его дочери в соединении ее левого и правого мозга, чтобы она могла понять смысл произошедшего.

Проговаривая тот момент, когда вода начала переливаться на пол, и рассказывая о том, как она была встревожена и испугана, Белла задействовала оба полушария, которые работали совместно в интегрированной манере. Она задействовала свой левый мозг, упорядочивая подробности происходившего и облекая переживания в слова, а затем включала правый мозг, воспроизводя эмоции, которые испытывала.

Таким образом, Даг помог дочери назвать свои страхи и эмоции, и она потом могла укротить их. В некоторых ситуациях дети могут не пожелать рассказывать нам о произошедшем, когда мы попросим. Следует уважать их желания в отношении того, как и когда говорить, особенно учитывая тот факт, что давление в такой ситуации способно вызвать только протестную реакцию вспомните ситуации, когда вы сами предпочитаете замкнуться и не чувствуете потребности говорить — заставило ли подталкивание к разговору в таких случаях вас хоть раз заговорить и поделиться своими скрытыми чувствами?

На деле следует мягко поощрять ребенка к разговору, начиная рассказывать историю и предлагая ему дополнить недостающие детали, и если он не проявляет к этому интереса, лучше оставить ему возможность поговорить позже. Один из лучших способов справиться с эмоциями — пересказ породивших их событий. Ваш ребенок скорее проявит ответную реакцию, если вы будете стратегически подходить к инициированию разговоров такого рода.

Прежде всего вы оба должны находиться в хорошем расположении духа. Опытные родители и детские психологи добавят, что лучше всего разговоры с детьми удаются тогда, когда они заняты чем-то другим. Дети гораздо более расположены поговорить и поделиться, когда они что-нибудь строят, играют с карточками или едут в машине, нежели когда вы сидите напротив, смотрите им в лицо и просите быть откровенными.

Нам хотелось бы рассказать о некоторых фундаментальных понятиях, связанных с мозгом, и помочь вам применить новые знания так, чтобы ваше родительское воспитание стало более простым и содержательным.

Мы не беремся утверждать, что использование идеи интеграции мозга в воспитании ребенка избавит вас от всех огорчений и разочарований, с которыми связана родительская роль. Но знание некоторых простых и легко усваиваемых основ работы мозга позволит вам лучше понять своего ребенка, эффективно реагировать на сложные ситуации и создать фундамент для социального, эмоционального и психического здоровья. Знание некоторых простых и легко усваиваемых основ работы мозга позволит вам лучше понять своего ребенка.

Ваши родительские действия имеют немалое значение, и мы снабдим вас недвусмысленными, научно обоснованными идеями, которые помогут вам построить прочные взаимоотношения с вашим ребенком, способствующие правильному формированию его мозга и создающие прочный фундамент для здоровой и счастливой жизни.

Позвольте нам рассказать историю, которая иллюстрирует, насколько полезной эта информация может быть для родителей. Однажды Марианне позвонили на работу и сказали, что ее двухлетний сын, Марко, с няней попали в автоаварию. Марианна, директор начальной школы, помчалась как сумасшедшая на место аварии, где ей сообщили, что у няни за рулем случился эпилептический припадок.

И она застала здесь пожарного за безуспешными попытками успокоить ее малыша. Марианна взяла Марко на руки, и он стал сразу успокаиваться, когда мама прижала его к себе. Как только ребенок прекратил плакать, он начал рассказывать маме, что произошло. Новые знания о мозге помогут вам сделать воспитание ребенка более осмысленным и управляемым. Обычно в ситуациях, подобных этой, многие из нас испытывают соблазн убедить ребенка, что с Софией все будет хорошо, а затем немедленно переключить его внимание на что-то другое, пытаясь отвлечь малыша от болезненной ситуации: Ребенок по-прежнему переполнен сильными и пугающими эмоциями, но ему не позволили или не помогли эффективно с ними справиться.

Марианна не совершила такой ошибки. Она посещала занятия Тины, посвященные проблемам мозга и воспитания, и немедленно пустила в дело свои знания. В тот вечер и всю следующую неделю, пока сознание Марко последовательно возвращало его к автокатастрофе, Марианна помогала ему снова и снова пересказывать историю произошедшего.

Ву-ву приехала и увезла Софию к доктору. И сейчас ей гораздо лучше. Помнишь, мы ходили к ней вчера? Она чувствует себя хорошо, так ведь? Позволяя Марко повторно пересказывать историю, Марианна давала ему возможность понять, что произошло, чтобы он мог начать справляться со своими чувствами. Поскольку она знала, насколько важно помочь мозгу ее сына переработать пугающий опыт, она помогала ему рассказывать и пересказывать события, дабы он мог переработать свой страх и вернуться к своей повседневной жизни здоровым и восстанавливающим равновесие путем.

В течение нескольких следующих дней Марко вспоминал аварию все реже и реже, пока она не превратилась лишь в одно из его многочисленных переживаний, хотя и достаточно значимое. По мере того как вы будете продолжать чтение, вы сможете узнать конкретно, почему Марианна отреагировала на ситуацию таким образом и почему это было полезно для ее сына и с практической, и с нейрологической точек зрения. Вы сможете применить свои новые знания о мозге множеством различных способов, что сделает ваш труд по воспитанию ребенка более осмысленным и управляемым.

В основе реакции Марианны и в центре всей этой книги лежит понятие интеграция. Ясное понимание интеграции позволит вам полностью изменить отношение к воспитанию собственных детей. Вы будете получать больше удовольствия от этого и лучше подготовите детей к эмоционально богатой и насыщенной жизни. Большинство из нас не задумываются над тем фактом, что наш мозг состоит из множества частей, выполняющих различную работу. Например, у него есть левое полушарие, помогающее нам мыслить логически и организовывать мысли в предложения, и правое полушарие, больше ведающее чувствами и считыванием невербальных сигналов.

Есть структуры мозга, связанные с работой памяти, и структуры, ассоциируемые с принятием моральных и этических решений. Это очень похоже на то, как если бы ваш мозг обладал множеством различных личностей: Неудивительно, что мы можем выглядеть совершенно разными в различных обстоятельствах!

Наш мозг состоит из множества частей, выполняющих различную работу. Ключ к процветанию — в обеспечении надежной совместной работы всех этих частей, их интеграции. Интеграция соединяет отдельные части вашего мозга и помогает им работать вместе как единое целое.

Это похоже на то, что происходит в организме, у которого есть различные органы для выполнения тех или иных функций: Для того чтобы организм был здоров, все эти органы должны быть интегрированы. Другими словами, каждый из них призван выполнять свою индивидуальную работу, и при этом они должны действовать как единое целое. Простое определение интеграции следующее: Точно так же, как наш организм, наш мозг не может работать с полной эффективностью, если различные его части не скоординированы и не сбалансированы.

Именно это обеспечивает интеграция: Довольно просто увидеть, когда наши дети не целостны: Они не могут хладнокровно и эффективно реагировать на текущую ситуацию. Нам следует помочь своим детям стать более интегрированными, чтобы они могли использовать весь свой мозг в координированной манере. Например, важно быть горизонтально интегрированным , чтобы левосторонняя логика хорошо сочеталась с правополушарными эмоциями. А вертикальная интеграция позволит высшим отделам мозга осмысливать действия, хорошо взаимодействуя с нижними отделами, озабоченными инстинктивными, животными реакциями и выживанием.

Способ реального осуществления интеграции удивителен. В последние годы ученые разработали технологии сканирования мозга, позволяющие изучать мозг так, как это было невозможно прежде. Эти новые технологии подтвердили многое из того, что мы раньше знали о мозге. Это означает, что мозг способен изменяться, формироваться по ходу всей нашей жизни, а не только в детстве, как полагали прежде.

Даже в преклонном возрасте наш жизненный опыт на деле изменяет физическую структуру мозга. В мозге сто миллиардов нейронов, и у каждого из них в среднем десять тысяч связей с другими нейронами.

Пути активизации конкретных цепей в мозге определяют природу психической активности, варьирующей от восприятия видов и звуков до наиболее абстрактных мыслей и логических рассуждений. Если нейроны включаются одновременно, они создают новые связи друг с другом.

Это весьма вдохновляющая новость. Она означает, что мы отнюдь не находимся всю свою жизнь в плену того, как устроен и работает наш мозг в данный момент, мы можем на деле перемонтировать его таким образом, чтобы стать здоровее и счастливее. И это верно не только для детей и подростков, но и для каждого из нас на протяжении всей жизни. Ключ к процветанию — в обеспечении надежной совместной работы всех частей мозга, их интеграции. Прямо сейчас мозг вашего ребенка постоянно монтируется и перемонтируется, и опыт переживаний, который вы ему обеспечиваете, будет долгое время определять структуру его мозга.

Природа позаботилась о том, чтобы базовая структура мозга хорошо развивалась при правильном питании, сне и стимуляции развития. Несомненно, гены играют существенную роль в том, какими становятся люди. Другими словами, на основе базовой мозговой структуры и врожденного темперамента родители могут сделать достаточно много для того, чтобы обеспечить детям опыт переживаний, который будет способствовать развитию жизнестойкого, хорошо интегрированного мозга.

Эта книга поможет вам использовать повседневный опыт для того, чтобы помочь мозгу вашего ребенка становиться все более и более целостным. Например, дети, чьи родители говорят с ними о пережитых событиях, как правило, имеют легкий доступ к воспоминаниям об этих событиях.

Дети, чьи родители говорят с ними об их чувствах, развивают эмоциональный интеллект и способны полнее понимать как свои собственные чувства, так и чувства других людей. Робкие дети, чьи родители подкрепляют в них уверенность, предлагая толковые объяснения происходящего, обычно избавляются от своих поведенческих ограничений, в то время как те, кого чересчур оберегают или, наоборот, часто подвергают провоцирующим тревожность переживаниям, не оказывая при этом поддержки, сохраняют свою робость.

Эта книга поможет мозгу вашего ребенка становиться все более и более целостным. Существует обширное поле поддерживающих эти выводы научных данных о детском развитии и привязанности, а также новые данные о нейропластичности, поддерживающие ту точку зрения, что родители могут напрямую формировать мозг своего ребенка в процессе его роста и развития, предлагая соответствующий опыт переживаний.

Развивающие занятия, спорт и музыка обеспечат другую схему монтирования. Время, проведенное в кругу семьи, с друзьями, в изучении человеческих взаимоотношений, особенно в процессе личного общения, также будет формировать мозг особым образом.

Все, что происходит с нами, воздействует на то, как развивается наш мозг. Когда эти отделы работают согласованно, они создают и укрепляют соединительное волокно, связывающее различные части мозга.

В результате между ними возникают более прочные связи, и они могут еще более гармонично работать вместе. Точно так же, как голоса отдельных певцов сливаются в хоре в единую гармонию, которую не может создать в одиночку ни один человек, интегрированный мозг способен на гораздо большее, чем его отдельные части сами по себе.

Все, что происходит с ребенком, воздействует на то, как развивается его мозг. Это то, что нам необходимо сделать для каждого из наших детей: Если бы мать не помогла ему пересказать и понять произошедшую историю, страхи Марко остались бы необъясненными и могли бы вырываться на поверхность различными путями. У него могла развиться фобия по отношению к поездкам в машинах или к ситуациям, когда родителей нет рядом, или его правый мозг мог бы вырываться из-под контроля другими способами, порождая частые истерики.

Вместо этого, пересказывая историю вместе с Марко, Марианна помогла ему сосредоточить внимание как на реальных подробностях происшествия, так и на его эмоциях, что позволило ему использовать правую и левую половины мозга, в буквальном смысле усиливая их связь более подробно этот будет обсуждаться в Главе 2. Помощь в усилении интеграции позволила ребенку вернуться в состояние нормально развивающегося двухлетнего малыша, не зацикливаясь на страхе и отчаянии, которое он пережил.

Давайте посмотрим на другой пример. Сегодня, когда вы и ваши братья и сестры стали взрослыми людьми, продолжаете ли вы спорить о том, кому нажать кнопку вызова лифта?

Конечно, нет ну по крайней мере, мы над е емся, что нет. А ваши дети спорят и толкаются из-за такого рода вещей? Если они обычные дети, то да. Причина такой разницы в поведении возвращает нас к мозгу и интеграции. Мы обсудим в ближайших главах все эти повседневные трудности, с которыми сталкиваются родители. Они происходят от недостатка интеграции мозга ребенка.

tsarcoolge 3 комментариев 18.07.2014